Добрый день, дорогие друзья, это программа «Беседа в среду». Меня зовут Денис Шубин и у нас в студии сегодня Людмила Аркадьевна Ребяченко — председатель калининградского регионального движения за духовно-нравственное возрождение. Сегодня мы затронем много тем, например ювенальная юстиция, информационный контроль над личностью, гендерная угроза и многое другое. Здравствуйте, Людмила Аркадьевна.


Здравствуйте, рада встретиться вновь в эфире радиостанции «Русский край» со слушателями и с ведущим. Я думаю, что наш сегодняшний эфир пойдет на пользу всем слушателям.

Я слышал, что польза от предыдущего эфира была.

Да, Денис, в прошлый раз мы говорили о том, что в детских садах Калининграда у детей собирают отпечатки пальцев, под видом тестирования и определения потенциала личности, и этот архив куда-то отправляется на сервер, и родители еще и платят деньги за это. Прокуратура отреагировала на эту передачу и обратилась к нам за информацией для применения способов прокурорского реагирования на подобные антиконституционные действия. Я пользуясь случаем прошу родителей быть внимательными, и обращать внимание на то, что происходит с их детьми, потому что такие действия возникают тогда, когда нам все равно. Вот пришли люди и сказали: «А давайте мы сейчас все про ваших детей вам расскажем. Мы сейчас что-то сделаем и вы будете знать какой дальнейший путь ждет вашего ребенка, куда вам его отправлять, какие способности развивать. Для этого мы всего на всего возьмем у него отпечатки пальцев. Не переживайте. Ничего плохого не будет, мы с этими отпечатками ничего делать не станем."

А зачем собирали?

«А вот мы как раз по отпечаткам пальцев как раз и узнаем его судьбу». Вам ничего это не напоминает?


Это хиромантия. Есть такое полунеприличное слово.


Да, абсолютно верно, и это всегда было паранаукой, то есть это не наука, как бы ее не называли, у нее даже в названии нет слова «logos». Тем не менее современных людей, которые хотят заглянуть в будущее, всегда находится достаточно. Поэтому старая хиромантия маскируется в новые одежды, она называется сейчас дерматоглифика.


Как это переводится?


Дерма — это кожа, то есть читают по отпечаткам пальцев, по узорам читают судьбу. Это напоминает цыганское «покажи ручку, всю судьбу тебе расскажу».


Помните, был такой персонаж Аллан Чумак? Говорят, что в СССР было самое лучшее в мире образование, и люди, которые долгое время заряжали банки у телевизора, яркое тому доказательство. Сейчас судя по всему это все продолжается. Но может быть была какая-то другая причина сбора этих отпечатков пальцев?


Безусловно. Потому что сейчас любая информация о человеке становится товаром, и если мы будем внимательно относиться к тому, что с нами происходит, найдем этому подтверждение. В 2010 году вышел закон №210 о муниципальных государственных услугах, который, собственно говоря, отменил функцию государства об обеспечении существования человека в обществе. Все то, что государство по отношению к человеку как свою обязанность, что закреплено в конституции, в пятнадцати статьях, теперь эти обязанности стали государственными услугами, которые гражданин должен оплачивать.


А это образование, медицина, социальная сфера, жилье.


Да, это все. Но самое главное, если вы хотите получить какую-либо справку государство уже не обязано ее вам выдать, это платная услуга. То есть государство снимает с себя обязанности и передает их в сферу услуг, а услуги уже у нас должны быть компенсированы. Для того чтобы эти процессы осуществить в формализованном виде начались новые тенденции в отношениях человека и государства. Человек вдруг получил обязанность передавать свою информацию куда-то и кому-то. В июле 2010 года принимался этот закон, когда Москва горела, когда вся страна горела, вы помните эти июльские пожары?


В калининградской области было очень хорошо в тот год.


А вот Москва задыхалась и там была очень неблагополучная ситуация по количеству смертей в это время. Все супермаркеты и торговые сети, которые работают с дисконтными картами (картами скидок) срочно стали заменять карты на новые. Во всех торговых центрах одновременно. И это было удивительно, потому что раньше, чтобы получить дисконтную карту нужно было просто заполнить анкету (а по началу и их не заполняли) и оставить подпись на карте. Так вот для замены стали выдавать обширнейшие анкеты. Люди должны были написать помимо фамилии-имени-отчества, адреса, телефона, социального положения, профессии, заработка, детей... в разных торговых центрах объем анкеты был разный, но он был неоправданным. Необходимость сбора сведений о том где я живу, с кем я живу, какие у меня дети, сколько я зарабатываю, мой телефон и прочие... зачем это? А теперь создается файл на каждого человека. Это, грубо говоря, просто мы так разложим. Далее был следующий этап. Эти дисконтные карты стали какими-то объединяющими дисконтными картами для ряда торговых центров (строительного, продовольственного, фирмы по продаже путевок). Это все мы в буклете прочитали. То есть, например, дисконтная карта супермаркета «Виктория» объединяется с картой «Бауцентра», с рядом фирм по ремонту, замене стекол, автомобильными мастерскими. Сейчас я не припомню все, но это порядка двенадцати фирм, которые охватывают разные сферы жизни человека и создают определенную картину о человеке, по его возможностям, по его тратам, по его намерениям.


То есть все коммерческие структуры работают на какого-то злодея?


Я не знаю на кого они работают, просто получается, что собирается информация. А дальше информация, например о том, что вы много тратите, или много занимаете, или куда-то ездите, может быть кем-то востребована. Может быть это не про нас с вами.


Спецслужбами? Кем?


Не обязательно, у нас есть очень большие криминальные сферы.


А может быть эта информация используется в том числе и для борьбы с криминалом?


Или борьбы криминала с гражданами. Мы сейчас не будем касаться этого, чтобы нас не обвинили в том, что мы ищем врагов там, где их нет.


Да, это попахивает паранойей.


Это попахивает до той поры пока вы не начинаете понимать во что вы упираетесь. Когда собираются большие базы данных (они же для чего-то собираются), то нам сразу сообщают для кого и для чего это собирается. Но когда одновременно сразу несколько фирм стали собирать сведения и создавать такие базы, стало ясно, что это уже новый товар. На самом деле он таким и стал. И вы сейчас можете говорить, что это паранойя, но не зря через год в интернете появились сведения о том, что база Яндекса взломана и уникальная информация о людях, которые например заходили на порнографические сайты, или были покупателями интим-салонов. А человек является чиновником высокого уровня и не очень хотел бы огласки. Я говорю о том, что были примеры, которые показали на сколько всё это уязвимо. А теперь дальше, в 2010 году людей обязали дать согласие на обработку персональных данных. Здесь мы упираемся в следующее: персональные данные у нас защищаются конституцией (13 и 14 статьи). Без нашего согласия они не подлежат огласке даже в случае стихийных бедствий и войн. Здесь добровольно-принудительно людей заставляют подписывать согласие на то, чтобы их данные были переданы (как написано в этих расписках) третьим лицам, включая трансграничную передачу (передачу за границу). И первые такие требования были предъявлены родителям об обработке персональных данных их детей. Теперь вопрос: почему персональные данные ребенка должны передаваться за границу?


Ответа на этот вопрос естественно нет?


Ответа нет. Мало того, закон который регулирует порядок обработки этих данных, говорит, что никто ответственность за сохранность этих данных не несет.


Любое физическое лицо, набрав в интернете несколько волшебных слов сможет купить определенную базу данных, где будут данные многих людей, в том числе его знакомых и незнакомых, и это не только номера телефонов и адреса. То есть в шпиона может поиграть каждый желающий. Я не знаю на сколько это законно.


Это то, о чем я вам и говорю. Это не законно, это неконституционно, а Конституция — главный закон страны.


Тем не менее такая услуга существует в интернете.


Она не законная, а значит она криминальная. Поэтому когда мы говорим о том, кому нужны эти базы данных... мы просто поговорили о том как это все начиналось, но эти процессы существуют во всем мире. И это означает, что мир меняется и становится более рабовладельческим, чем тот мир, к которому мы привыкли (капиталистический или может быть феодальный). База данных на тебя — это твоя уязвимость, это то, что не позволит тебе проявить свою волю, если кто-то другой, обладающий полной информацией о тебе, этого не захочет.


Даже если человек обладает полной информацией обо мне, он не сможет мне ни в чем помешать. Я так считаю, потому что интим-салоны я не посещаю, в отличие от высокопоставленных чиновников, на порнографические сайты тоже не обращаюсь.


Это замечательно, я думаю, что мы могли бы это не обсуждать, потому что это у журналиста «Русского края» такие увлечения не предполагаются. Давайте поговорим о другом. Уже существует такая опасность, как кража личности, когда вся информация о человеке собрана на один носитель (а нас к этому сейчас подводят с электронным паспортом, это тема для отдельной беседы, и кончится это все тем, что нам будут вживлять под кожу чип). Кража личности это то, что происходит уже в мире и за границей, где информационные технологии шагнули уже далеко вперед, но ничего нового по защите этих данных не придумано. А учитывая наши прирожденные способности обходить любые законы. Народных умельцев достаточно много, которые сломают базу данных, которые продадут все, что можно продать. Мы должны понимать, что это реальная опасность для всех нас. Кража личности происходит таким образом: гражданин в Америке (это реальная ситуация) вдруг обнаружил, что ему в одночасье стали приходить счета с умопомрачительными цифрами, счета на услуги, которые он не совершал. Когда он стал с этим разбираться оказалось, что его банковский счет заблокирован. Стали приходить квитанции штрафов за езду в нетрезвом виде, скандалы в барах. Человек был не пьющий, серьезный и положительный во всех отношениях. Оказалось, что файл с его данными (его привычки, номера кредитных карт) был похищен и некто жил его жизнью около двух лет, пока не исчерпал весь финансовый ресурс.


А чем дело успокоилось?


Дело успокоилось тем, что человек не смог ничего доказать. Он потерял деньги, репутацию, все. И ничего взамен. Такие истории имеют тенденцию к увеличению. Это примеры наиболее яркие.


А вот менее яркий пример. Мне мама постоянно говорит: «Денис, ни в коем случае не потеряй паспорт! Кто-нибудь возьмет кредит, а ты всю жизнь расплачиваться будешь».


Так вполне может случиться. Не так сложно изменить фотографию.


А можно даже и не менять.


Да, можно и не менять. Это совершенно ничего не значит. Сейчас у нас существует очень серьезная ситуация и 7 октября в Государственной Думе в Москве будет проходить круглый стол на тему о цифровом контроле личности. То есть оцифровка данных, замена бумажных носителей на цифровые, контроль на всеми проявлениями жизни человека (пример с дисконтными картами) и создание баз данных на любого человека. Мы к этому еще относим Универсальную Электронную Карту (УЭК), которую в обязательном порядке заставляли людей заказать. Большие протесты были, в том числе верующих людей, и принятие УЭК отодвинули, но не аннулировали. Взамен нее сейчас продвигается проект электронного паспорта.


Образцы уже по-моему существуют.


Они существуют, у нас есть уже четыре пилотных региона: Московская область уже с этого года начала принимать электронные паспорта, Ленинградская область. И этот процесс пойдет легче, потому что четырнадцатилетнему подростку просто предложат электронный паспорт вместо возможности выбора, и постепенно и мягко документы будут заменены на электронные, которые и будут содержать информацию, о которой мы не подозреваем. Вот еще один минус - вы не можете узнать что на этом носителе есть. Как в таком случае быть с правами на информацию, с правами на защиту информации о себе? Вот кто-то что-то считывает, и это тоже очень серьезная опасность.


Страшновато становится.


А оно так и есть, это реальность.


Но есть и польза, наверное, такого контроля? Может быть это нанесет удар по криминальным структурам?


Сейчас уже создан (например в Испании) сканер для расчетов места карточки, которое прикладывают к различным терминалам, вся Испания сейчас перешла на сканеры пальцевые (отпечатки пальцев), но японцы говорят, что уже происходит очень много подделок. Вы представляете, индивидуальный рисунок на кончиках пальцев, причем он не меняется на протяжении всей жизни. И Япония обеспокоена тем, что очень много подделок.


Откуда их берется много? Неужели так много умельцев?


Делают перчатки с чужими отпечатками, это очень просто. Сейчас разрабатывают очень много модификаций этих сканеров, недавно пришла информация, что существуют сканеры, которые улавливают отпечатки пальцев на расстоянии до пяти метров и идентифицируют человека. То есть не надо ничего прикладывать. И если твои отпечатки будут в базе, то тебя могут отследить по всему миру. Возвращаясь к японцам, они говорят, что поскольку много подделок, они пошли дальше, они пошли по идентификации рисунка кровеносных сосудов, которые нельзя подделать. Но опять же, что перчатки с отпечатками, что и кровеносные сосуды изобретут. То есть это дорога бесконечная. Я думаю, что необходимо вернуться к началу. Личность человека должна сохранять свой неприкосновенный суверенитет. И когда кто-то хочет получить права на эту личность, на информацию об этой личности, то мы должны думать, что за этим стоит желание заработать. Это аморальный процесс и он будет делаться для аморальных целей и аморальными средствами.


Действительно вы нарисовали неорабовладельческий строй, когда украв личности нескольких людей, ты заводишь себе крепостных, которые будут работать на тебя на протяжении всей жизни и даже знать об этом не будут.


Совершенно верно, так оно и есть. Вы абсолютно верно меня поняли.


Давайте перейдем к информационному контролю над личностью, рас уж мы заговорили с вами о высоких технологиях. Давайте поговорим о том, как еще наши ученые пытаются докопаться до Ада.


Существуют привычные для нас формы контроля над личностью. Почему привычные? Мы уже к ним привыкли. Есть радио, есть телевидение, есть интернет, есть способы моделирования наших поведенческих реакций, которые психологи, аналитики, политтехнологи давно изобрели. Что такое телевизор? Есть слабый гипнотический эффект экрана. Мерцание экрана незаметное для глаза вводит человека в легкий транс.


Оно уже меньше, чем 10 лет назад.


В результате снижается критичность восприятия информации. Поступлении информации на экран тоже подвержено определенным закономерностям. В учебниках для политтехнологов есть целые схемы, о том как нужно подавать информацию, чтобы создавать то или иное настроение у общества. И если проанализировать порядок новостей в информационном агентстве, вы увидите какую тенденцию проводит агентство и что в результате мы должны чувствовать.


Я могу сказать каким образом строятся новости на центральных по крайней мере каналах: сначала важные мировые новости, потом важные для России, потом по нисходящей и в конце развлекательная новость о том, что не все в этом мире плохо. То есть в новостях теперь тоже есть happi and обязательно.


Это в одних учебниках, а в других учебниках схема выстроена диаграммами, для того, чтобы мы понимали, если три через одну, то будет такое настроение, если две через две — другое, а если пять через одну (одна хорошая) — третье. И в результате этих пропорций у человека создается впечатление о том, что происходит в мире. Приведенная вами иерархия наверное все таки не для контроля над личностью, а схемы о которых я вам говорю как раз используются для манипулирования массами людей в политических целях. И когда показывают три негативные новости (наводнение, рухнула крыша, террористический акт), потом одна хорошая новость (на остановке поставили стенд с социальной рекламой) и мы думаем: «есть что-то в жизни хорошее». Но следующим витком опять идет негатив, потом идет что позитивное и так далее, заканчивается все happi andом. Схема идет десять к одному, наверное так я бы сказала.


Какое настроение такая схема создает?


Депрессивное настроение у всех. Особенно когда говорят, что тарифы ЖКХ не будут заморожены, что они будут повышены.


Не знаю, я улыбаюсь — это всех раздражает.


Может быть у вас протестная улыбка? Сохранить рассудок и настроение можно ограничив помощь телевизора для того, чтобы составить мнение о том, что происходит в мире, когда ты больше опираешься на собственный взгляд. Но нас к сожалению приучили к тому, что нам «разжевали», кашицу дали и мы ждем следующую порцию.


Между строк уже никто не читает.


А между строк ничего нет, все сделано так, чтобы все понимали так, как задано. И мы уже без этого не можем, потому что зубы наши выпали, мы голыми деснами это жуем, глотаем это. Если нам отключить «Останкино», как это было, когда оно горело, то у населения страны начнется ломка. Печальные последствия того, что мы теряем грань между реальностью и нереальностью, виртуальностью и жизнью.


А почему это плохо?


Я предлагаю поговорить об этом на следующей передаче. Возникает не только зависимость, но и изменение личности.


Вы являетесь председателем регионального движения за духовно-нравственное возрождение. Чем вы занимаетесь?


Из названия понятны цели и задачи, которые мы реализуем. Движение существует с 2003 года, за это время нам удалось побороться с очень хорошим результатом с безнравственной рекламой (то, что было тогда безнравственно сейчас кажется ангельским, тогда в рекламе появились целомудренные образы). В первую очередь нас сподвигли на это студенты, которые состояли в нашей организации. Особенно когда показали первый выпуск «Фабрики звезд», где участники были совершенно голыми и прикрывали звездочками срамные места, и эта реклама была огромная по всему городу. Наше движение провело очень большую работу для того чтобы остановить введение секс-просвещения (полового просвещения) в школах Калининграда и области. Угроза была довольно серьезная, очень хотели наших детей развратить. Шведская ассоциация сексуального образования, которая ратует за гомосексуализм, за равенство извращенцев перед церковью, чтобы было венчание извращенческих пар. С другой стороны был проамериканский центр «Холис» из Екатеринбурга, который привез программы при помощи калининградской организации «Молодежь и свобода слова», которые помогли обучить ряд педагогов нашей области для того чтобы они рассказывали нашим детям про толерантность к безнравственности и растлевали наших детей. Вот это мы останавливали.


Давайте поговорим про ювенальную юстицию. Что это такое? Как с этим бороться? Чего бояться?


Об этом необходимо говорить, потому что угроза никуда не делась. Ювенальная юстиция — это механизм лишения родителей их прав на воспитание собственных детей. Общество, к сожалению, уже вкусило этой отравы и все это проросло. Да, у нас нет в законодательстве таких понятий, у нас нет понятия ювенальная юстиция. В 2010 году общественность отклонила единственный тогда принятый в первом чтении закон о ювенальных судах и ювенальной юстиции в законодательстве нет, но ювенальные механизмы и ювенальные технологии существуют. Есть телефон доверия для детей, который предлагает детям жаловаться на родителей, это ювенальная технология, потому что мы уничтожаем иерархию отношений, любовь в семье, уважение к родителям. Это интервенция на территорию семьи, когда входит кто-то посторонний, а тут получается государство входит в семью и говорит: «теперь у вас нет связи, вы сейчас должны только следить кто плохо себя ведет и жаловаться мне (государству) в лице «телефона доверия» друг на друга».


А эта линия не оборвется? Я просто представил, в России наверное каждый второй ребенок, если не каждый первый, обязательно в свое время получит по попе.


Шлепок с любовью всегда был как оружие, это не издевательство, не избиение, не тирания. Кто-то обходится без этого, кто-то с этим, но если это сделано с любовью, в тот момент, когда ребенка действительно нужно вразумить, то ребенок никогда не будет держать на это зло. Он чувствует родительскую любовь и знает, он даже ждет иногда, когда же его все таки остановят. Но нас заставляют думать, что это преступление. Родители вообще всегда виноваты вообще по факту своего родительства. Телефон доверия — это дамоклов меч над каждой семьей, потому что найти вину всегда можно. И сколько таких случаев к сожалению уже произошло. На Ставрополье нам рассказали ситуацию безумную для казаков (это казачий край), они говорили это с болью, у них первый случай такого суда произошел, когда ребенок по телефону доверия пожаловался на своих родителей за то, что они ему не дают карманные деньги, и суд присудил — давать карманные деньги. Представьте повод. Присудили давать 200 рублей в день.


Ничего себе! А как мог суд присудить? По какой статье?


Я не могу вам сказать процессуальный ход этого дела. Но это пилотный регион по ювенальной юстиции, 40 регионов у нас было в 2010 году, в которых действовало иное законодательство, нежели во всей стране.


А что происходит на данный момент?


Пилотных регионов нет, но ювенальные технологии существуют. Есть еще паспорт доверия школьника, которые заставляют заполнять детей (в 2010 году должны были заполнять все поголовно через Министерство образования РФ, потом под натиском протеста общественности это было остановлено).

Там ребенок должен на 48 страницах описывать полностью всю ситуацию в семье (достаток, питание и так далее). Все это зеркально повторяет инструкции для опеки по выяснению ситуации в семье, а опека у нас является единственной структурой в стране, которая имеет право по 77-й статье Семейного кодекса отбирать детей.


Но ведь бывают случаи семейного насилия, страшные случаи, бывают неблагополучные семьи. Что с этим делать?


Не надо изобретать велосипеды, у нас есть практика Советского Союза. Как бы кто не говорил, что все было плохо, а было безопасно. Неблагополучные семьи были наперечет.


А еще был тотальный контроль, то о чем мы говорили в начале беседы.


Он был немножко другой, у нас были нравственные нормы, в первую очередь мы будем говорить о нравственности. Пусть мы будем говорить, что за этим стояла излишняя идеологизация, но сейчас нет идеологизации, и что у нас есть? Семейное насилие к сожалению сейчас существует, но оно плод не того, что семьи плохие, а плод того, что общество перестало заниматься семьей и поднимать престиж семьи, перестало быть социальным регулятором отношений в семье. В результате этого действительно такое существует. Когда какой-то папа применил сексуальное насилие по отношению к своему собственному ребенку, а потом это тиражируется по всей стране, то это многократно увеличивает риск возникновения того же самого в других семьях. Потому что это:

а) показывает как это может быть;

б) у морально неустойчивой личности реализует сознание того, что он не один.


Это называется эффект социального заражения. Если мы вернем принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, если мы вернем не репрессивный контроль над семьей, а то что заложено в самом слове «опека», то есть помощь семье. Той самой семье, которая приходит в социальные органы и говорит: « у нас крыша течет, помогите нам, дайте нам денег на ремонт», а им говорят «придем — проверим». Приходят — действительно крыша течет, дети здесь жить не могут, детей забираем. Поэтому все боятся сейчас идти в социальные службы и просить помощи. К нам очень много людей обращалось и говорили, что раньше они получали материальную поддержку как малообеспеченные, как вы думаете, может больше не ходить. Потому что мы теперь в базе данных как необеспеченные, у нас как у слабых семей могут отобрать детей. И такой риск действительно существует.


Скажите пожалуйста, если у людей будет возникать проблема с ювенальной юстицией в том числе, или какие-то другие, каким образом они могут обратиться в вашу организацию за помощью и предлагаете ли вы помощь таким людям.


Нам удалось помочь нескольким семьям вернуть детей, даже в Калининграде, хотя у нас достаточно благополучная ситуация по сравнению с Россией. Вы можете написать нам на электронную почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. и если у вас есть такая опасность — пишите, почта проверяется ежедневно, описывайте свою проблему и мы с вами свяжемся и сделаем все, что в наших силах. И приходите к нам пожалуйста, каждое последнее воскресенье месяца на Площадь Победы перед Храмом Христа Спасителя проходит мероприятие «Родительское стояние в защиту семьи, детства и духовно-нравственных ценностей», которое проводит Движение за духовно-нравственное возрождение «Семья, Любовь и Отечество» и «Народный собор» (это филиалы всероссийских движений). Мероприятие проводится ежемесячно, в 12 часов приходите. Там вы найдете единомышленников, найдете помощь, возьмете информационные листовки с материалами о существующих проблемах.