12+
   

Когда Кенигсберг был русским…

26.01.16

протоиерей Георгий Бирюков

 

Image 22 января 1758 года (11 января по ст.ст.) русская армия вступила в капитулировавший Кёнигсберг. Шла Семилетняя война… В кампанию 1757 года русская армия под командованием фельдмаршала Апраксина уже вторгалась в Восточную Пруссию и одержала над прусской армией победу при Гросс-Егерсдорфе. Однако развить успех не удалось. Русская армия была оторвана от баз снабжения продовольствием и боеприпасами, поэтому Апраксин не решился на осаду Кенигсберга и отвёл свою армию к Тильзиту, а затем – за Неман. За эти действия он был отстранен от командования. Новым командующим русской армией стал генерал-аншеф Фермор. Этого талантливого военачальника Суворов считал своим вторым отцом, что само по себе является самодостаточной характеристикой. В короткое время Фермор подготовил войска к зимнему походу в Пруссию и начал наступление. Русские полки пошли от Мемеля (сегодня – Клайпеда) вдоль берега Куршского залива. Часть полков двигалась по льду залива.

 

Кенигсбергские власти не ожидали наступления русских зимой. Прусская армия была ослаблена кампанией 1757-го года, особенно – поражением под Гросс-Егерсдорфом. Поэтому русские стремительно занимали города и посёлки, практически не сталкиваясь с сопротивлением. Прусские отряды бежали. Кенигсберг, несмотря на наличие мощных укреплений, был брошен своим гарнизоном. 21 января передовые русские части достигли местечка Каймен в двадцати четырех верстах от Кенигсберга. Туда немедленно прибыли парламентеры из Кенигсберга с просьбой принять провинцию Пруссию в русское подданство. Фермор принял решение немедленно занять Кенигсберг. После полуночи в сторону столицы провинции выступил передовой отряд. Русский авангард составляли три гусарских и Чугуевский полки под командованием бригадира Стоянова, девять эскадронов других кавалерийских полков под командованием бригадира Демику и восемь гренадерских рот с восьмью пушками под командованием полковника Яковлева. Русский авангард стремительно преодолел отделявшие Кенигсберг от Каймена двадцать четыре версты зимней дороги и после полудня 22 января занял Кенигсберг.

 

Русские гренадеры выставили в городе свои караулы. Для Фермора была определена резиденция в древнем орденском замке Кенигсберга (некоторые именуют этот замок Королевским). Кенигсберг торжественно встретил русского командующего. При приближении Фермора к городу на всех кенигсбергских кирхах зазвонили колокола. Местные жители заполнили улицы, по которым проезжал русский командующих, и с большим энтузиазмом его приветствовали. У орденского замка Фермора встретили знатные люди Кенигсберга, торжественно вручив ключи от города. Таким образом, Кенигсберг отдал себя «в протекцию» русской императрице Елизавете Петровне.

 

После командующего в Кенигсберг вступили четвертой гренадерской, Муромской, Нижегородской и Троицкой полки русской армии, назначенные в гарнизон города. Ими командовали генерал-майор Резанов и бригадир Трейден. В орденском замке была размещена полевая артиллерия. Донесение о занятии Кенигсберга вместе с ключами от города Фермор отправил в Санкт-Петербург. В своем донесении помимо прочего Фермор сообщил и о таком факте, что ещё не успел отслужить благодарственный молебен, но уже распорядился освободить в замке одну палату и разместить в ней православную церковь. Следующим утром он приказал собраться в ней всему гениралитету, штаб- и обер-офицерам для присутствия на благодарственном молебне. В XVIII веке такие распоряжения были вполне естественны. В каждом полку русской армии был полковой священник, имевший все необходимые принадлежности для совершения богослужений в походных условиях. Богослужения проводились в местах размещения полков, занявших Кенигсберг, для личного состава этих полков. В орденском замке, как видим, для церкви было освобождено особое помещение. Богослужения в нём впоследствии проводили священники тех полков, которые на данный момент квартировали в Кенигсберге.  Утром 23 января в орденском замке православным духовенством русской армии был отслужен благодарственный молебен Господу Богу о взятии столицы Восточной Пруссии. На молебне присутствовали представители местного самоуправления, которому после окончания богослужения Фермор объявил о приведении населения Восточной Пруссии к присяге русскому правительству.

 

 Приведение к присяге кенигсбержцев началось уже 24 января. Делалось это обычно в местных кирхах. Вначале собравшимся жителям зачитывался на немецком языке Манифест Елизаветы Петровны от 31 декабря 1757 года, затем местный пастор произносил текст присяги, все присутствующие громко повторяли его слова и ставили под текстом присяги свои подписи. Согласно тексту новые подданные российской императрицы обязывались быть «верными и покорными русскому правительству», всеми силами поддерживать его интересы и не только сообщать о ставшим им известным замыслам против него, но и всеми силами бороться против подобных действий, и всё свое поведение направлять в соответствии с принятой присягой. Наиболее торжественно происходил приём присяги в церкви орденского замка, где присягу принимали самые знатные люди города. Вначале присягу русскому правительству приняли высшие правительственные чиновники. Затем – прочие чиновники, профессора и преподаватели университета. Затем – все остальные горожане. Присягу на верность русскому правительству принял и преподаватель местного университета Кант. Принял присягу на верность России, а затем привел к ней своих прихожан пастор Христиан Донелайтис. Так Россия получила, хотя только на несколько лет, новых подданных.

 

Сама же Пруссия фактически стала российской губернией. В Кенигсберге находился российский губернатор, чеканилась российская монета, действовала православная духовная миссия, был освящен православный храм. Жители Кенигсберга были, в принципе, довольны русской «оккупацией». Война для них фактически прекратилась, в прусскую армию их призвать было теперь невозможно, а в русскую их также не призывали. Налоги оставались в провинции. Кенигсберг наслаждался миром, хотя вся Европа истекала кровью в Семилетней войне.

 

Любопытно, что в 1758 году жители Кенигсберга стали русскими подданными без особого предубеждения. Помимо прагматичных расчетов сказался и давний сепаратизм Прусской провинции по отношению к Берлину. Жители Пруссии, хотя и считались немцами, но всё же были не такие немцы, как жители Бранденбурга. Изначально Бранденбургско-Прусское государство было несколько искусственным образованием, возникшим на базе династической унии. В своё время курфюрсту Фридриху Вильгельму пришлось даже силой оружия подчинять себе жителей Кенигсберга. Предводителей местной оппозиции казнили для устрашения прочих. Для контроля над Кенигсбергом бранденбургский курфюрст построил в устье Преголи цитадель Фридрихсбург. Здесь разместился бранденбургский гарнизон, и пушки этой крепости грозно смотрели на вроде бы своих граждан. События менее чем столетней давности не были ещё забыты жителями Кенигсберга, для которых Берлин по сути дела был ничем не лучше Санкт-Петербурга. Убедившись, что их жизням и содержимому их кошельков ничто не угрожает, пруссаки в 1758 году охотно принесли присягу на верность русскому правительству. Король Фридрих Великий им этого не простил. Когда после смерти императрицы Елизаветы Петровны новый русский император Петр III вернул Кенигсберг Берлину, Фридрих Великий наотрез отказался посещать «изменивший» ему город.

 

 

  Александр

16.03.2016, 19:34

Русский военный трофей необходимо обустраивать по русскому образу и подобию. Русское имя городу- Славгород на Преголе( или русское историческое), а Янтарному краю Московское время!

Цитировать

Ваш комментарий:




Эксклав.RU - новости Калининграда, форумы, фото © 2010

Связаться с нами - главный редактор: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script
администратор: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script отдел новостей:

Православная Ярмарка

 
Яндекс цитирования Rambler's Top100