Что происходит с высшей школой?
По ряду признаков у руководства cтраны пока нет положительной стратегии в деле развития высшей школы. Периодически в СМИ «выплёскиваются» критические материалы. Так, недавно мы узнали об огромном столичном частном вузе «юридическо-экономической» направленности. У него многочисленные филиалы по стране, однако это заведение никакого образования не даёт, взимая деньги за иллюзорное обучение и предоставляя отсрочку от службы в Армии. Сегодняшний всплеск критики лже-университетов далеко не первый, но «воз и ныне там».

 

Казалось бы, что проще: провести проверки и закрыть фальшивые коммерческие конторы. Но движения в эту сторону пока нет, если не считать редких репортажей. Правда, министр высшей школы А.А. Фурсенко заявил, что государство пойдёт по пути закрытия лишних университетов. Хотелось бы надеяться, что это коснётся частных лавочек, вроде вышеупомянутой.

 

Существует ещё одна проблема. Ежегодно сокращается число бюджетных мест в настоящих вузах. Скажем, студентов по специальности «история» в нашем Калининградском университете раньше ежегодно набирали 50 человек на очное отделение и 25 на заочное. На протяжении последних лет число абитуриентов-бюджетников снижалось и в текущем учебном году на I курс истфака БФУ им. И. Канта было принято всего 30 человек (20 «очников» и 10 заочников). Это, по сути, катастрофическое сокращение. Ничто пока не свидетельствует даже о приостановке этого процесса. Есть опасность потерять историческое образование, учрежденное у нас в конце 60-х гг. прошлого века усилиями профессора Г.П. Жидкова, сумевшего воспитать кадры учёных-историков.

 

Печально, что руководство не понимает простого факта: основать творческое дело, каким является подготовка специалиста любого профиля, - дело архисложное, а вот уничтожить его ничего не стоит, достаточно сократить число студентов, что неизбежно влечет за собой сокращение профессоров и доцентов. Дело в том, что у нас существует неоправданная «железная привязка» штатов преподавателей к числу студенческих бюджетных мест. На днях министр Фурсенко заявил, что выпускников школ стало в 2 раза меньше по сравнению с лучшими временами, поэтому неизбежны новые урезания штатов, да и сокращение числа вузов, причем именно государственных, где дают качественное образование. Поблагодарим министра за откровенность, хотя легче от этого не становится. Например, очевидно, что в историческом образовании и дальше будут идти сокращения студенческих и преподавательских мест. Недавно знакомый профессор, зав. кафедрой одного из наших университетов, с печалью написал мне: «приходится участвовать в комиссии по сокращению преподавателей, мерзкое дело…».

 

А ведь государству можно было бы проводить другую политику, не ограничивающуюся мерами слепой экономии, вредящей народному просвещению, не размышляющей о завтрашнем дне, тем более, что средства у страны имеются. Если вновь избранный президент честный человек, а большинство в это верит, то придёт время, когда Россия восстановит рождаемость со всеми вытекающими последствиями. Ведь курс на это провозглашен! В этих условиях недопустимо сокращать финансирование Академии Наук, равно и преподавательского корпуса. Любому понятно, что доктор или кандидат наук, работающие в высшей школе, являются уникальными специалистами. Если лишить их работы, они перестанут готовить специалистов своего профиля, передавать им творческий опыт… и всё заглохнет, передача научной и инженерной традиции прекратится.

 

Государству следовало бы не допускать привязки зарплаты профессоров и доцентов к численности студенческого контингента. Если преподаватель ведёт тот или иной курс, от сопромата до истории России, то и зарплата у него должна быть соответствующая, достаточно высокая для человека творческого труда. Но мы видим обратное. Вот типичный пример: один доктор наук, читающий один из основных теоретических курсов, имеющий дипломников и аспирантов на индивидуальном обучении,… из года в год теряет в зарплате. Сейчас он получает около 6 тысяч рублей в месяц. Дело в том, что при увязке преподавательских ставок и студенческих мест при непрерывном сокращении числа студентов-бюджетников неизбежно сокращается число преподавательских ставок. Вот и получается, что когда-то у иного профессора была одна ставка, затем 0.8, а теперь 0.4 ставки; но он свой курс добросовестно ведёт и также готовится к лекциям перед двадцатью студентами, как в более счастливые времена перед пятьюдесятью.

 

К сожалению, и те преподаватели вузов, у кого ещё полная ставка, имеют зарплаты ниже прожиточного минимума. 22 июня прошлого года после телеэфира одного из каналов, на котором присутствовал наш губернатор, где и мне довелось побывать, я обратил внимание первого руководителя региона на нищенскую зарплату преподавателей вузов. Мною были названы цифры: доктор наук, профессор на полную ставку получает около 15 000 рублей, а кандидат наук, доцент – менее 10 000 рублей. Губернатор был удивлён этим, хотя является главой попечительского совета Балтийского федерального университета и, конечно, заинтересован в наведении порядка. Губернатор пообещал поставить вопрос перед президентом, но пока никаких ощутимых перемен к лучшему преподаватели вуза не ощутили, кроме фактического падения зарплат вследствие описанного выше сокращения ставок вослед урезанию бюджетных студенческих мест.

 

Мне была обещана аудиенция у областного начальства. Прошло полгода после разговора, и, наконец, пригласили на приём к одному из его заместителей. Присутствовали представители областных министерств образования и соцразвития. Вопрос об областных дотациях при финансирования зарплат отпал, так как наша область является дотационным регионом, и ей собственных доходов не хватает, почему и прибавки преподавателям из местного бюджета ждать не стоит. Я попросил хотя бы помочь с обеспечением преподавателей вузов санаторно-курортным лечением, поскольку, несмотря на наличие профсоюза, преподавателям бесплатные путёвки не выделяются. По этому вопросу обещали подумать. Позднее стали раздаваться телефонные звонки, аппарат ведомств работал и вот что он выработал. Было получено пространное письмо на моё имя, в котором обладминистрация сообщила, что с её стороны ничего сделано быть не может, поскольку Университет является вполне самостоятельной единицей, получая своё госфинансирование, вот, сами и разбирайтесь. Так «воз проблем» и остался пребывать на своём незавидном месте.

 

Вообще бедой стало безразличие правящих лиц судьбой подведомственных им коллективов. Пример с реакцией нашей «губернаторской вертикали» на нужды преподавательского корпуса высшей школы весьма показателен: тебе звонит много правительственных помощников из целого ряда ведомств, готовятся и проводятся совещания, пишутся бумаги-ответы… и ничего в итоге не происходит. Зато «любо-дорого» смотреть, как «напряженно трудится» аппарат, где любой рядовой юноша-референт, бывший студент, получает с самого начала большую зарплату, чем каждый из его бывших учителей, профессоров и доцентов, давших ему «путёвку в жизнь». Эти профессора не вечны. Если не исправить положение с оплатой преподавательского труда немедленно, то скоро придётся начать с чистого листа, как в какой-нибудь дикой стране, возникшей в пустыне. Кстати, «процесс пошел», правительство страны уже сообщило, что планируется организация обучения студентов по ряду специальностей за рубежом…   

 

Поверьте, в высказанных опасениях нет преувеличения. Сейчас бедный в прямом случае университетский «препод», как далеко не случайно стали его пренебрежительно звать некоторые граждане, вынужден подрабатывать, где только можно, от частного вуза до школы и техникума. На санаторное лечение денег у него нет, купить бы хлеб насущный, ведь заработки нищенские. Мы, конечно, и сами виноваты. Большинство преподавателей ждёт чуда сверху. Очевидно, ничего мы не дождёмся, если не будем помнить истину, сформулированную знаменитым немецким правоведом XIX века, изрекшим: «в борьбе обретешь ты право своё». Подумайте сами: будет ли ректор повышать зарплату у преподавателей, на что он, кстати, имеет полное право в пределах выделяемых государством средств и так называемых внебюджетных прибавок, если подведомственный контингент, как говорится «не мычит, не телится», боясь лишится тех жалких крох, какие ему перепадают в виде так называемых зарплат? Надо быть требовательнее, смелее, объединяться, находить сорокалетних лидеров, создавать независимые профсоюзы, тем более, что опыт в стране есть. Надо понять, что профессору, доценту, не говоря уже о старшем преподавателе, ассистенте и лаборанте в материальном отношении терять практически нечего.

 

Почему же спасительной консолидации не происходит, если не брать те редкие примеры, о которых мы знаем на примере университетов Петербурга и Воронежа? Дело в том, что преподаватель вуза, прежде всего работник творческий, он сроднился с наукой и ему есть, что терять в высшем ИДЕАЛЬНОМ смысле, если его уволят или сократят. Для него БЛАГО – это сама его творческая работа, как для поэта высшее наслаждение предаваться стихосложению. Поэтому квалифицированнейший специалист, на себе знающий, что такое платоническая любовь к прекрасному в своём деле, математическом ли, историческом или биологическом, вынужден терпеть: у него дипломники, аспиранты, за которых он отвечает перед своей совестью, послезавтра заседание диссертационного совета, членом которого он является, надо проводить опыты, решать головоломные задачи, писать монографии. Иногда удаётся выиграть грант и т. п., то есть стипендию на продолжение научных исследований. Вот и терпят стареющие преподаватели, поэты своего великого учёного дела, а смена им почти не подходит, так как молодёжь, даже «остепенившаяся», уже не может жить на те крохи, какие и зарплатой то назвать грешно. Недаром растёт выезд за рубеж молодых специалистов, выпускников наших университетов, даром, что все стены университета увешаны объявлениями, зазывающими способных учиться бесплатно даже в Австралии. Поразительно: от Японии до всех европейских стран и Америки работают сотни тысяч наших учёных, их дети также уже ТАМ. А ведь это золотой фонд России! Обратных учёных переселенцев пока единицы, что объективно свидетельствует, что к настоящему обновлению страны пока не приступлено.

 

Итак, к сожалению, мы можем говорить о продолжающейся деградации нашей высшей школы, ещё недавно одной из лучших в мире. Если государство будет и дальше ценить труд преподавателей наравне с трудом дворников, то нашему российскому суверенитету жить осталось недолго. Мне уже известен случай, когда одна женщина, кандидат наук, не стала продлять контракт со своим вузом, а устроилась на работу… уборщицей. Её зарплата теперь выше, чем прежде, когда она должна была напряженно готовиться к занятиям, проверять работы учеников дома, писать руководства, статьи, готовиться к конференциям. Да и выходных дней у неё прибавилось.

 

И всё же опускать руки нельзя! Мы должны предпринять усилия, чтобы падение университетов прекратилось.

 

В.Н. Шульгин, доктор исторических наук
 

Email Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Авторское право

  Данный сайт не предназначен для просмотра лицам младше 12 лет.

Любое использование материалов exclav.ru разрешено только с предварительного согласия редакции ресурса.

© 2008-2018 «Эксклав.ru».

О проекте

Региональный новостной интернет-портал Эксклав.ru существует с 2008 года. Разрабатывается для донесения достоверной информации и новостей для жителей Калининграда и области. На портале также существуют авторские рубрики на общественно-политическую тематику.

Контактная информация

Телефон: 8 (401) 299-40-70

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Отдел новостей: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вконтакте

Facebook

 

Подписка

Подпишитесь на рассылку
Top
Яндекс.Метрика
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…