"Гость в студии": Михаил Хазин о развитии Калининградской области и экономике России
Как мировые геополитические процессы влияют на экономику России, какой формат ускоренного развития территории выгоднее Калининграду – об этом и многом другом поговорим с известным российским экономистом, аналитиком, бывшим чиновником администрации президента Михаилом Хазиным.


Как мировые геополитические процессы влияют на экономику России, какой формат ускоренного развития территории выгоднее Калининграду – об этом и многом другом поговорим с известным российским экономистом, аналитиком, бывшим чиновником администрации президента Михаилом Хазиным.


Ведущая Яна Швец: Михаил Леонидович, добрый день.

 

Михаил Хазин: Здравствуйте.

 

Я.Ш.: Михаил Леонидович, Вас уже можно назвать частым гостем в Калининграде. Расскажите, с чем связан Ваш интерес к нашему городу.

 



М.Х.: В первый раз я здесь был несколько лет назад, в 2009 году, наверное. Как раз начался очередной кризис, и меня позвал на семинар Александр Альбертович Гирзекорн, с которым мы с тех пор довольно много общаемся. И я понял, что место у вас интересное, любопытное. Я стал с некоторой частотой сюда ездить. Кроме того, здесь живет мой родственник, мой двоюродный дядя. Он сам из Севастополя, но позже ходил на атомных лодках на Северном флоте, а потом обосновался здесь, когда ушел на пенсию. Так что мне тут есть с кем пообщаться, а вообще мне тут нравится. Мне вообще много, где нравится.

 

Я.Ш.: 16 июня состоялась презентация вашей книги «Лестница в небо». Расскажите, пожалуйста, о чем эта книга и на какого читателя она рассчитана.

 

М.Х.: Рассчитана она на всех, то есть это книжка, которая описывает некий феномен, с которым все в жизни сталкивались – феномен власти, и по этой причине теоретически она может быть интересна всем. Изначально эта книжка появилась очень смешным образом: я был на политологическом форуме в Новосибирске и там познакомился с некоторым количеством студентов, и одна из студенток, Елена Ижицкая, которой тогда было не то 18, не то 19 лет, уже когда я вернулся в Москву, написала мне письмо примерно следующего содержания – ну, понятно, что такое письмо мог написать очень молодой человек, – типа, хочу сделать карьеру, как это сделать? И тут, знаете, вдохновение пробило, и как раз было несколько часов между встречами, и я сел за компьютер. Помню, это было интернет-кафе в самом центре Москвы в Камергерском переулке, а у меня следующая встреча была в Камергерском. Ну, я зашел в это кафе, сел за компьютер и часа три писал, как сделать карьеру, а потом дополнил. Текст был на пятнадцать – двадцать страниц. Затем я этот текст отправил и забыл про него. И потом я со своим товарищем Сережей Щегловым, который по профессии программист, но закончил аспирантуру философского факультета – он вообще из Перми – мы что-то разговаривали о жизни, и я вспомнил, что написал такой вот текст, он сказал: «О, как интересно! Найди и пришли». Я пытался найти его в архивах, написал даже Лене Ижицкой – тогда она была еще в Новосибирске, сейчас она генеральный директор у Олега Григорьева, видного экономиста, с которым мы в 2000-е годы много работали. И я этот текст получил, частично у себя, частично от Лены, он был в нескольких файлах, отправил его Сереже в Пермь, он его прочитал, сказал: «Как интересно! А давай из этого сделаем книгу». Ну а дальше началась работа, потом в какой-то момент Сережа сказал: «Ты знаешь, тут есть два варианта. Либо мы напишем пособие страниц на 150, либо можно попытаться сделать нетленку». Я говорю: «Ну, давай будем делать нетленку». И вот мы сделали нетленку на 650 страниц, в которой мы подробно объясняем, как сделать карьеру, и поэтому эта книга интересна всем студентам и вообще начинающим карьеристам, то есть – всем. А потом – как устроена была наука у власти, мировая наука. Дальше – я не большой специалист в науках, поэтому я не очень размышлял о том, сделали мы открытие или нет, – но Сережа сказал, что мы ввели в научный дискурс термин «малая организованная группа», которая у нас в книжке проходит под названием «властная группировка». Ну и дальше там описаны истории. Кроме того, в этой книге очень много примеров из жизни, например, очень важное место занимает пример, когда в 2003 году два человека бросили вызов достаточно сильным мира сего. В России это был Ходорковский, который бросил вызов Путину, а в Вашингтоне – в Нью-Йорке – это был Кофи Аннан, Генсек ООН, который бросил вызов Джорджу Бушу-младшему. И дело окончилось тем, что Ходорковский оказался в тюрьме, а Джордж Буш отступил. И вот чем отличается Кофи Аннан от Ходорковского – это очень интересный и важный факт.

 

Я.Ш.: Сколько времени, получается, у вас ушло на создание этой книги?

 

М.Х.: Если говорить непосредственно о написании, то где-то года три. Ведь это долгий был процесс. Собственно говоря, сначала мы очень долго разрабатывали концепцию, Сережа Щеглов читал источники, первоисточники, а потом, собственно, сама книга, текст, писался где-то полгода.

 

Я.Ш.: Ну и, можно сказать, что той 18-летней студентке, в принципе, помогла ваша – тогда еще не книга, а…

 

М.Х.: Ну, ей уже не 18 лет, а побольше… Это вопрос сложный – помогла ли, нужно ее спросить. Проблем никаких нет: в Интернете набираете «Елена Ижицкая» или – я не помню, как называется контора Григорьева, я не думаю, что она откажется дать интервью.

 

Я.Ш.:  Михаил Леонидович, в начале этого года вы уже приезжали в Калининград, проводили семинар с местными бизнесменами и поднимали вопросы мировой геополитической ситуации и перспектив России. Могли бы вы рассказать, что существенно изменилось с тех пор и оправдались ли Ваши прогнозы?



М.Х.: Оправдались безусловно, потому что это такие глобальные тенденции, которые так просто не остановишь и непонятно, можно ли их вообще остановить. Но одна вещь произошла с тех пор: то, что тогда казалось достаточно экзотическим сценарием, Дональд Трамп станет президентом Соединенных Штатов Америки. Он, конечно, еще не стал, потому что выборы будут в ноябре, но вероятность этого очень сильно выросла, и из экзотического сценария он перерос в сценарий с большой вероятностью. Это только подтвердило те концепции, которые мы закладывали. Ну и, разумеется, подтвердилась моя концепция о том, что та экономическая модель, которая лежала в основе и мировой, и российской экономики, подошла к концу. Я это объяснял достаточно давно, говорил, что всё, эта модель закончилась в 2014 году, когда США остановили эмиссию. Как обычно, никто не верил, но сегодня стало понятно, что эта модель подошла к концу. Ну и, разумеется, я там говорил о том, что экономический рост в нашей стране закончился, что в рамках нынешней либеральной модели его не будет и быть не может, и поскольку смена экономической модели потребует смены всей управляющей экономикой элиты, начиная от Набиуллиной и заканчивая Кудриным, это будет достаточно серьезная проблема и в процессе этой смены у любого бизнеса, малого и среднего, будут очень большие проблемы. Я предложил некоторый формат решения этой проблемы, который мы условно назвали политически клуб – политический не в том смысле, что он вмешивается в политику, хотя это важная вещь (о политике сегодня я еще расскажу), а политический в том смысле , что защита малого и среднего бизнесы сегодня возможна только с использованием политических методов, потому что государство будет ликвидировать малый и средний бизнес, оно этим активно занимается, поскольку у либералов нет денег и не будет, а в их понимании единственный способ стабилизации экономики – это стабилизация бюджета. Я могу привести пример по этому поводу. Представьте себе, что у вас есть семья: папа, мама, которые хорошо работают, уважаемые люди, много получают, и, в общем, не очень путевый сын, который пьет, гуляет, бегает по казино, работать не хочет. А у родителей все есть, у них достаточно денег, чтобы обеспечить эти потребности сына, у них квартира, дача, картины, драгоценности и так далее. И вдруг неожиданно эти родители умирают. И вот есть два пути для сына: путь первый – взяться за ум и наконец начать что-то делать, и путь второй – то, что у нас называется стабилизацией бюджета, стабилизация расходной части. То есть для того, чтобы поддержать свою расходную часть, он начинает продавать картины, драгоценности, дачи, квартиры, ну и в конце концов, рано или поздно, он окажется на бобах. Вот я всё объяснял, что политика Кудрина и компании – это политика стабилизации бюджета, и такому человеку невозможно объяснить, что нехорошо продавать картины, которые родители собирали всю жизнь, и нехорошо продавать драгоценности, которые папа подарил маме – бессмысленно, у него главная задача – ему не хватает денег сходить в казино. Вот, к сожалению, вся наша либеральная тусовка – Набиуллина, Кудрин, Дворкович, гайдаро-чубайсовская команда – они все такие. Им невозможно объяснить, что нельзя уничтожать малый бизнес, что нельзя уничтожать средний бизнес, что повышая налоги, вы ликвидируете налоговую базу через год. Еще раз говорю – невозможно. Путин пытался заикнуться, что не нужно повышать налоги, ему сказали «да-да, конечно» – и тут же налоги повысили. То есть, в общем, ситуация сегодня понятная: в рамках административных методов слушаться Путина они не собираются, и в этом смысле у Путина есть два выхода: первый – их ликвидировать как вид, второй – ждать, когда у них денег не будет совсем, тогда они ему скрутят руки и отвезут в Гаагу на суд. Вот два варианта. Я внимательно смотрю за Путиным, жизнь так сложилась, что еще до того, как он стал президентом, я с ним был достаточно тесно знаком, потому что мы работали вместе в администрации президента, и у меня сложилось ощущение, что до него дошло, что из себя представляют эти люди. Он очень долго не хотел вмешиваться в экономические дела, говорил «ребята, все хорошо, экономический рост, деньги идут, вот эти ребята справляются, я не буду лезть в их дела». Ситуация начала ухудшаться в 2008 году, с 2012 года она стала ухудшаться быстро. В 2014 году они устроили то, что они устроили, с девальвацией, не нужно мне рассказывать, что это был случайность или глупость – нет, это был целенаправленный акт, об это можно много разговаривать. Обо всем этом я говорил полгода назад, когда был здесь, и тогда же я сказал, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, клуб здесь мы сделали, в некоторых других регионах какая-то активность проявляется, но слабая, в этом смысле Калининград впереди планеты всей. Я надеюсь, что это будет работать, тем более что у нас, в общем, я думаю, будут достаточно веселые выборы.

 

Я.Ш.: Да, но о них мы поговорим чуть позже. Вот недавно в вашей статье «Система издержек и противовесов Путина начинает меняться на глазах» вы сказали, что роль либералов в российской системе власти может сойти на нет уже в ближайшее время. Хотелось бы узнать, насколько далеко это «ближайшее время», и какие признаки его существуют.

 

М.Х.: Вообще это не статья, это мой традиционный прогноз для России, только не на 2016, а на 2015 год – то есть это текст полуторалетней давности. И я в нем описываю тенденции. А описывал я их на 2015 год и сформировались они, конечно, в 2015-м. Сейчас они стали проявляться. Тут есть несколько тонкостей. Ну, прежде всего, нужно понимать феномен Трампа. С чего вдруг я решил, что Трамп может стать президентом, причем достаточно давно? Дело в том, что вся современная финансово-экономическая модель создана в 1944 году на Бреттон-Вудской конференции. Тогда были конференции, которые создавали мир политический – сначала Тегеранская, потом Ялтинская, потом Потсдамская. Всё это вошло в политическую науку под названием Ялтинский мир. А экономическая часть – не экономическая, а финансовая, – на Бреттон-Вудской конференции. И Бреттон-Вудская конференция – это система, которая аккуратным образом легализовала и создала системы управления моделью расширения зоны доллара. Ключевой е элемент – это эмиссия доллара, печатание доллара. Для этой системы была создана система транснациональных банков. Я напомню, что в США очень долгое время законодательство запрещало создание для банков филиалов, для того чтобы не было монополии. По этой причине банк мог быть большой, но только в одно отделение. Когда же речь зашла о расширении зоны доллара, тут нужно было создавать банки, у которых отделения, грубо говоря, на каждой улице. Вот это, собственно, система транснациональных банков – они все могут существовать только в рамках эмиссии. В 1981 году это было еще усилено экономикой, когда начали кредитовать домохозяйство, потребление, и в результате сегодня миром управляет вот эта вот финансовая мафия, которая – ее финансовый сектор – в 1939 году, еще до Бреттон-Вудской конференции, перераспределял в свою пользу 5% прибыли, образующейся в экономике. К 2007 году он уже стал получать 70%. Не может существовать экономика, в которой посредник получает 70%, она обязательно рухнет. Всё это существовало только за счет эмиссии. Но в 2014 году эмиссию остановили, потому что все механизмы безынфляционной эмиссии были исчерпаны. В этой ситуации стало понятно, что банковская сфера, транснациональные банки выжить не могут – они рухнут. Они это поняли еще даже до 2014 года, была попытка вытащить из-под юрисдикции США эмиссию мировой валюты – это был так называемый проект «центробанка центробанков», который закончился делом Стросс-Кана, это был 2011 год, в 2012 году Обама выиграл выборы повторные, и в начале 2013 года выгнал из своей администрации всех представителей вот этих международных банкиров, а в 2014 году остановил эмиссию. Им стало понятно, что единственный способ выжить – это поставить своего человека на пост президента США. И начиная примерно с 2013–2014 года установилась четкая линия в США – именно из-за нее, кстати, республиканцы очень сильно выиграли промежуточные выборы в ноябре 2014 года, я в этот день, 5 ноября, был в США на Дартмутской конференции, в Дейтоне, штат Огайо, и там соответственно обсуждали с американцами эту тему. И я там сказал, что дело в том, что есть два базовых сценария: либо мы спасаем мировую финансовую систему за счет экономики США, либо мы спасаем экономику США, но тогда обрушиваем мировую финансовую систему. Так вот, фокус состоит в том, что Хилари Клинтон – это представитель финансистов, а Дональд Трамп – представитель вот этой другой партии, которая хочет спасать экономику США, и которая, естественно, изоляцонисты, потому что спасать экономику США можно только обрушением мировой финансовой системы, через которую осуществляется пресловутая глобализация. Проблема состоит в том, что наши либералы, то есть гайдаро-чубайсовская команда со всеми ее представителями – это финансисты, то есть та же команда, представителем которой является Клинтон. И это люди, являющиеся злейшими врагами Трампа. Поэтому Трамп прямым текстом говорит: буду работать с Путиным. Но условия, которые он поставит, – это ликвидация этой команды. Поэтому у меня есть некоторая надежда на то, что она уйдет, тем более что обеспечить экономический рост она не может. Но проблема состоит в том, что для того, чтобы это сделать, нужно пройти через достаточно сложные испытания, и, что самое главное, эта команда доставит еще очень много пакостей и нашей экономике, и нашему бизнесу.

 

Я.Ш.: Михаил Леонидович, раз вы сегодня находитесь в Калининграде, не могу не коснуться проблематики нашего региона. Сегодня, в том числе и на федеральном уровне, идет обсуждение перспектив экономического развития Калининградской области. Активно обсуждается вопрос и введения в регионе так называемой территории опережающего развития. Как вы относитесь к такой инициативе, как, на ваш взгляд, чем так называемые ТОРы лучше действующей у нас сегодня в регионе Особой Экономической Зоны…

 

М.Х.: Которую собираются отменять.

 

Я.Ш.: Да, которую, возможно, отменят. Какой, на ваш взгляд, формат ускоренного развития перспективнее для экономики нашего региона?

 

М.Х.: Знаете, этот вопрос в некотором смысле бессмысленный. По очень простой причине. Дело в том, что нужно понимать, что та модель экономического развития, которую правительство все время двигает уже умерла. Всё, ее больше не будет. В стране будет экономический спад в рамках этой модели, денег в бюджете не будет, поэтому региону денег выдавать не будут на те программы, которые уже утверждены, не говоря уже о том, что не утверждено, иностранных инвестиций не будет – ну, точнее сказать, в Калининграде, может быть, и будут, но на некоторых, достаточно жестких, условиях и, в общем, это будет политические инвестиции, а не экономические, потому что инвестиции требуют возврата, а возврата в ситуации экономического спада быть не может. Я сегодня, на своем сайте Хазин.ру опубликовал текст, в котором приведен график доходности капитала. За последние 30 лет доходность капитала в мире все время падает. Это абсолютно аналогично тому процессу, который происходил в СССР и назывался у нас «падение фонда отдачи», он начался в 1961 году и закончился в конце 80-х известными событиями. Тридцать лет прошло, и вот сейчас абсолютно аналогичный процесс происходит на Западе – и в США, и в Евросоюзе те же самые 30 лет. И по этой причине мне абсолютно очевидно, что для того, чтобы построить более-менее адекватную модель экономического роста, надо прежде всего описать, в каком мире мы живем. Потому что как только я вижу программу (любая программа начинается с того, что в ней описываются внешние контуры: экономический рост в мире будет такой-то, финансовые потоки будут такими, – иначе это бессмысленно), и как только я вижу программу, в которой на первой странице говорится: мы предполагаем, что экономический рост  в ближайшие 5–10 лет будет 2–2,5%, то я эту программу закрываю и выкидываю в мусорную корзину. Она не адекватна. По этой причине ответить на Ваш вопрос я не могу – вот нет ответа на этот вопрос, потому что не существует сегодня адекватного описания существования российской экономики и, тем более, экономии Калининграда в реальных условиях внешнего мира. В реальных условиях – то есть в условиях глобального экономического спада.

 

Я.Ш.: А что делать тогда, почему эту программу до сих пор не написали, не разработали?


М.Х.: Потому что, еще раз повторю, у либеральных людей, которые сегодня руководят нашей экономикой, главная задача, как написано в нашей книге «Лестница в небо»: главная задача любой политической группировки (а они – политическая группировка) – это борьба за власть, сохранение власти. Если для того. Чтобы бороться за власть, нужно объяснять президенту и народу, что у нас будет экономический рост, они будут объяснять, что у нас будет экономический рост даже несмотря на то, что экономического роста нет уже четвертый год и не будет дальше. Да, они врут, но, еще раз повторяю, они борются не за правду, а за власть. Это совершенно разные вещи – книжку читайте, там все написано.

 

Я.Ш.: Почитаем обязательно. Скажите, пожалуйста, впереди нас ждет горячая осень. Выборы в Государственную думу. Ваши прогнозы на выборы: какие партии преодолеют 5-процентный барьер и произойдут ли какие-то серьезные изменения в политической элите нашего государства?

 

М.Х.: Я думаю, что две партии пройдут точно – «Единая Россия» и КПРФ, а вот дальше будут очень большие вопросы. Дело в том, что «Единая Россия» – партия правительственная, и хотя значительная часть народа за нее проголосуют, это будут как раз те люди, которые вообще не думают, за что они голосуют. Они будут голосовать за отказ от пенсий, за снижение зарплат, за сокращение рабочих мест – за эту экономическую катастрофу. Все, кто сегодня солидаризуются с правительством, голосуют за это. КПРФ – партия формально оппозиционная, в реальности она, конечно же, выступает таким младшим партнером «Единой России», потому что никакой альтернативной экономической программы у нее нет. Слова есть – мы за рабочие места, мы за трудовой народ, – но никаких действий КПРФ не осуществляет уже давно и с тем руководством, которое у нее есть сегодня, вряд ли будет осуществлять. Есть малые партии – ЛДПР и «Справедливая Россия». Про ЛДПР все понятно – это такая вождистская партия, которая всех критикует на выборах, а потом радостно голосует за все, за что нужно. А что касается «Справедливой России», это, безусловно, левая партия, и лозунги у нее есть правильные. Я знаю тех людей, которые там пишут экономическую программу, главным из которых является Миша Делягин, и они могут написать нормальную экономическую программу, поэтому есть основания считать, что она в думу пройдет. Я буду баллотироваться  в думу от партии «Родина» по мажоритарному округу в Новосибирске и, видимо, войду в список – но это мы разберемся, потому что съезд будет, по-моему, только 2 июля. Но у «Родины» тоже имеется шанс, потому что, во-первых, у нас-таки будет экономическая программа, а во-вторых, я все-таки пытаюсь с моими некоторыми товарищами придать вот в этой предвыборной кампании некоторую содержательность деятельности Госдумы в случае, если мы туда попадем. К сожалению, бóльшая часть наших партий думских, – собственно, все четыре – являются не политическими структурами, а бюрократическими – это, грубо говоря, отделы в администрации президента, потому что, в общем, они самостоятельной политической активностью не занимаются. Это плохо, потому что смена модели экономического развития, такой экономической парадигмы, безусловно, требует принятия политических решений. Кроме того, у нас будут серьезные проблемы, потому что когда Трамп придет к власти, – собственно, в ноябре он с большой вероятностью выиграет выборы, в январе станет президентом, – в этом случае он, его команда будет искать партнеров здесь, в России. И этими партнерами не будут ни бюрократические структуры, ни либеральные структуры, еще раз повторю, потому, что они представляют врагов. Ну и, собственно, вся наша либеральная команда была поставлена здесь группой Клинтона в начале 90-х – то есть понятно, что это одна и та же шайка. И нам нужны будут партнеры, институциональные партнеры для Трампа. Мне кажется, что создание этих институциональных партнеров будет очень интересной частью нашего политического процесса этой осенью, я рассчитываю, что мы сумеем использовать для этого выборы. Еще раз повторяю: это будет категорическое требование Трампа, нам придется эти структуры создавать, поэтому если бы они возникли естественным образом, например если бы партия «Родина» вошла в Госдуму, конечно, было бы значительно легче и, грубо говоря, эффективность нашего взаимодействия с Трампом была бы значительно выше. В частности, я твердо убежден – да, и к слову сказать, это соответствовало бы европейским тенденциям, хотя и американским тоже, смены транснациональной финансовой элиты на элиту куда более патриотическую. Вот мы видим Мари Ле Пен во Франции, Орбана в Венгрии, в Польше приходят… в Польше, скорее, приходят националисты, но, в общем, вот этот такой национально-патриотический тренд заметно усиливается. А у нас его нет, потому что у нас все так называемые политические силы либо вообще невнятны, либо они довольно открыто говорят: «Мы поддерживаем правительство, для которого имеется одно-единственное мнение – это мнение МВФ». Это, конечно, обидно, но это факт.

 

Я.Ш.: Михаил Леонидович, а чем в этом плане отличается «Родина» от той же самой «Единой России»? Насколько я знаю, лидер «Родины» в настоящее время является членом «Единой России».

 

М.Х.: Да, формально Алексей Журавлев – депутат от фракции «Единая Россия», но напоминаю, что когда были предыдущие выборы, «Родины» в том виде, в каком она есть сейчас, еще не было. Это партия, которая была восстановлена, – она исчезла, а потом была восстановлена. По этой причине бессмысленно предъявлять претензии – у нас ведь теперь законодательство, которое запрещает выходить из фракции, по этой причине тут никуда не денешься. В этом смысле я вас уверяю, что он не будет членом фракции «Единая Россия» в следующей Госдуме. А что касается того, что может «Родина», еще раз повторяю: «Единая Россия» будет транслировать позицию правительства и никакую другую, она так создана и больше ничего не может. То есть: зарплату уменьшаем, рабочие места закрываем, малый и средний бизнес ликвидируем, пенсии не платим… нет, говорить они будут, может быть, что-то другое, но делать – именно вот это. Нам же лидер «Единой России» сказал прямым текстом: «Денег нет, но вы крепитесь». Ну вот, понимаете…

 

Я.Ш.: «Здоровья вам и хорошего настроения».

 

М.Х.: «Здоровья вам и хорошего настроения», да. Вот это вот – «Единая Россия», во всей свое красе! И правительство вместе с ней. А мы все-таки пытаемся этому процессу придать политический оттенок, чем я и занимаюсь: непрерывно у меня на сайте (пока) 10 экономических тезисов партии «Родина», в которых я все подробно объясняю – она, естественно, пока не принята партией, поскольку съезда не было, но, в общем, мы пытаемся на эту тему что-то сделать. Я думаю, что что-то получится.

 

Я.Ш.: У нас есть еще немного времени. Хочу вернуться к проблематике Калининградской области. У нас в регионе есть силы, которые последовательно выступают за принятие на федеральном уровне некого особого статуса для нашего региона. Недавно даже Уполномоченный при Президенте России по защите пав предпринимателей Борис Титов предлагал принять отдельный федеральный закон по Калининградской области и, более того, даже создать отдельный статус для региона. Как вы относитесь к такой инициативе, и не может ли это привести к некому отрыву Калининградской области от России?

 

М.Х.: А цель-то какая? Вы знаете, любого рода решение – вот отдельный закон например – смысл в нем с точки зрения области может быть только один: ну, грубо говоря, как есть отдельный Крымский федеральный округ, давайте сделаем Калининградский федеральный округ, у которого будет отдельная строка в бюджете, большая – больше, чем сейчас. Тогда это имеет какой-то смысл. Совершенно очевидно, что в условиях ужесточения ситуации, в том числе и военной, в условиях активизации НАТО Калининград – это такой непотопляемый авианосец. Это нужно учитывать. Но тут правительство говорит: «Ну, вы же по линии Министерства обороны много денег получаете – ну, давайте, живите». Тут есть целая куча тонкостей, например: активность НАТО во многом вызвана тем обстоятельством, что ее стимулируют Прибалтика, Польша, Румыния, которые там у себя ракетные базы строят – почему? Дело в том, что Трамп – изоляционист, а логика изоляционизма – США не должны управлять миром, США должны найти региональных лидеров, договориться с ними, а дальше нарезать зоны ответственности, с тем чтобы региональные лидеры в этих зонах ответственности наводили порядок. В Европе два центра силы – Берлин и Москва, тут никуда не денешься. А это значит, что если Трамп становится президентом, нас ждут переговоры, или в формате один на один – Путина с Трампом, или в формате, если в Германии будет новый канцлер, с новым канцлером Германии – с Меркель никто уж говорить не будет. И на этих переговорах будет положена карта Европы и будет проведена красная линия: то, что слева, – за это отвечает Германия, то, что справа, – за это отвечает Россия. Нужно понимать, что и Прибалтика, и Польша, и Румыния (про Украину мы даже не говорим) в этом случае окажутся в нашей зоне влияния. Современные элиты Прибалтики, Польши, Румынии прекрасно понимают, что это такое – это значит, что им придется собирать манатки, бежать обратно за океан, в США, и сидеть там впроголодь, может быть много десятилетий, может быть, до смерти, потому что, как вы помните, эмигрантское правительство Польши не дожило до разрушения Варшавского договора, их дети дожили. Они этого очень не хотят, они рассчитывают, что если они затащат американские военные базы к себе, то тогда это их спасет. Я могу вас уверить, что соображения, по которым будут принимать решения Путин и Трамп, будут много выше вот этих соображений, интересов каких-то прибалтов или поляков. Им будет совершенно неинтересно, о чем они думают, почему они думают и как. Соображения будут совершенно другие, решения все равно будут приниматься. Но вот этот ужас, который у них есть – как только они, значит, почувствовали вкус, им на 25 лет дали глумиться над страной, они обокрали свои страны – в Прибалтике вообще катастрофа, и социальная, и экономическая, в Польше чуть получше, в Румынии, кстати, тоже катастрофа – и вдруг неожиданно отбирают снова? Ну это же нечестно, это нехорошо, это неправильно! Вот они так себя и ведут. И понятно, что Калининград тут будет на острие, но опять-таки – невозможно писать правильные документы, в том числе и законы, не понимая, какая у нас стратегия, чего мы добиваемся и что вокруг вообще происходит.

Я.Ш.: Вот, кстати, какая стратегия, – может быть, вы подскажете – нам нужна, на что она должна опираться и как нам, собственно, поднять экономику нашего региона?

 

М.Х.: Как поднимать экономику региона – это отдельная тема, потому что для этого нужно понимать, что будет в Москве, ведь все-таки Калининград – это часть России. Что касается России, базовые принципы мы написали. Писать программу дальше бессмысленно, потому что она не будет востребована. Для того, чтобы писать программу для правительства, нужно понимать, что у нас будет правительство, которое в состоянии эту программу реализовывать. Сегодняшнее правительство такую программу реализовывать не будет, потому что она противоречит правилам МВФ. Я привожу пример: в тот момент, когда стало понятно, что мировой финансовой системе, долларовой, не хватает ликвидности, госпожа Набиуллина, которая по Конституции отвечает за финансовую стабильность рубля, обрушила рубль и в результате мы в рейтинге 2015 года стабильности мировых валют заняли последнее место. Но зато это обеспечило отток капитала и повышение ликвидности мировой финансовой системы. Причем мы совершили падение. Которое могли проходить медленно в течение 4–5 лет. То есть она ускорила спад, может быть специально, Обама же сказал, что российская экономика в руинах, Набиуллина приняла эти слова как руководство к действию. Ну вот что с этим делать? С этими людьми работать нельзя, их вообще не волнует, что у нас здесь. У них квартира – там, дача – там, а инструкции они получают из МВФ.

 

Я.Ш.: Михаил Леонидович, последний вопрос: завтра, помимо презентации книги, пройдет еще и семинар для калининградцев. Какую тему вы поднимете на этот раз?

 

М.Х.: Я буду говорить о мировой экономике и, в том числе, о том, что будет происходить этой осенью. Грубо говоря, то, что я сказал сегодня, – это скороговорка. Вообще говоря, это длинная, сложная и достаточно интересная тематика, для бизнеса особо интересная, потому что, читая официальные бумаги, понять, что будет происходить, невозможно.

 

Я.Ш.: Михаил Леонидович, спасибо Вам за интересную беседу.

 

М.Х.: До свидания.


 

Email
Notice: Undefined offset: 1 in /var/www/exclav/sj/libraries/cms/html/email.php on line 55
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Авторское право

  Данный сайт не предназначен для просмотра лицам младше 12 лет.

Любое использование материалов exclav.ru разрешено только с предварительного согласия редакции ресурса.

© 2008-2018 «Эксклав.ru».

О проекте

Региональный новостной интернет-портал Эксклав.ru существует с 2008 года. Разрабатывается для донесения достоверной информации и новостей для жителей Калининграда и области. На портале также существуют авторские рубрики на общественно-политическую тематику.

Контактная информация

Телефон: 8 (401) 299-40-70

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Отдел новостей: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вконтакте

Facebook

Мы на Яндекс.Дзен

 

Подписка

Подпишитесь на рассылку
Top
Яндекс.Метрика
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…