Депутаты Львовского областного совета проголосовали за запрет на
Президент Польши Анджей Дуда по итогам переговоров с лидером США
В Калининградской области разрабатываются программы ...
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл во время встречи с ...
Православному миру угрожает раскол из-за намерения ...
Польский президент Анджей Дуда заявил о готовности выделить $2
О нацистском кумире замолвите слово!



20 февраля 2008 года в газете «Калининградская правда» появилась коротенькая статья некого Альберта Адылова под названием «Пару недель потерпим». В ней повествовалось о разработке областного закона «О градостроительной деятельности». 

 

Последний абзац статьи мы процитируем: «А пока готовился этот материал, в газету поступил горячий сигнал: в начале улицы Гагарина стройка ведётся на месте бывшего немецкого военного кладбища, где помимо прочих похоронены русские военнопленные времён Первой мировой войны, в том числе и поименно известные. Опрокинуты надгробья, разрыты могилы, человеческие останки перемешаны с мусором…»[i]

 

Уже 21 февраля 2008 года в «Калининградской правде» была опубликована следующая статья Альберта Адылова, приуроченная теперь к Дню защитника отечества, под названием «На братских могила не стало крестов. К 23 февраля воинские захоронения Первой мировой войны в нашем городе выглядят далеко не лучшим образом». Мы не будем цитировать лирические воспоминания автора о его знакомстве с романом Пикуля «Три возраста Окини-сан». Не будем цитировать его рассуждения о фамилии «Атрыганьев», которую носил один из флотских офицеров, описанных в этом романе. Обратим внимание на главное: «В редакцию «Калининградской правды» пришёл краевед-энтузиаст Александр Панфилов, который сообщил, что на самом деле эта фамилия пишется на букву «О». А носил её полковник русской армии Константин Отрыганьев, командир 106-го Уфимского пехотного полка, воевавший в наших краях в 1914-15 годах. Этот кавалер многих орденов, будучи тяжело ранен в ногу, попал в немецкий плен и оказался в военном госпитале города Гольдап (ныне в Польше). Ногу пришлось ампутировать <…> Гангрену остановить не удалось. 29 марта 1915 года полковник Отрыганьев скончался и был похоронен на кенигсбергском Новом военном кладбище в числе других 263 русских пленных, 2607 немцев и 8 подданных других государств. Уже после смерти Константин Прокофьевич в России был отмечен своей последней наградой – Георгиевским оружием за бой под Шталлупененом (ныне Нестеров) 25 октября 1914 года. По словам Александра Панфилова, подтвержденным фотографиями, на месте последнего упокоения полковника Отрыганьева (в начале нынешней улицы Гагарина) кипит строительство – сооружается автомойка. Такой вот красочный штрих к Дню защитника Отечества…»[ii]

 

В качестве иллюстрации статьи Альберт Адылов приложил к ней фотографию, подписав её: «Так выглядит кенигсбергское Новое военное кладбище – место последнего упокоения полковника Отрыганьева и ещё 263 русских воинов сегодня. Здесь идёт стройка».

 

К мелким ошибкам, которые Адылов допускает в своих заметках и статьях, мы придираться не будем. Например, в тексте этой статьи Отрыганьев включен в число 263 погребенных на кенигсбергском кладбище, а в подписи под фотографией 263 русских воина оказались прибавлены к Отрыганьеву. Где Адылов допустил ошибку в счёте и какая цифра вернее – нам совершенно не важно. А не важно это потому, что русские воины на кладбище в начале нынешней улицы Гагарина вовсе не хоронились. Не был погребен там и геройский полковник Отрыганьев. А потому вся статья Альберта Адылова оказалась дезинформацией. И её патетическое завершение «По словам Александра Панфилова, подтвержденным фотографиями, на месте последнего упокоения полковника Отрыганьева (в начале нынешней улицы Гагарина) кипит строительство – сооружается автомойка. Такой вот красочный штрих к Дню защитника Отечества» оказалось лажей.

 

Выяснилось это легко и быстро. Зная, что эффектом от большинства статей Адылова является пустое сотрясание воздуха, я решил по поводу воинского захоронения русских военнопленных написать вполне официальное заявление мэру Калининграда Александру Ярошуку. Ярошук – человек дела. Он сразу направил официальный запрос директору НПЦ по охране памятников Евгению Суздальцеву. Тот дал официальный ответ в два адреса (Ярошуку и мне) за исх..№756 от 06.05.2008 г. В этом ответе с ссылками на исторические источники, с приложенными картами Кенигсберга убедительно показывается, что т.н. Новое военное кладбище, на котором в действительности были захоронены в Первую мировую войну 263 русских воина, находилось вовсе не на нынешней улице Гагарина, а в районе нынешнего Московского проспекта. По этой причине к застраиваемому кладбищу на улице Гагарина умершие русские военнопленные не имели никакого отношения. В годы Первой мировой войны ни русские, ни германские военнослужащие на кладбище по улице Гагарина не хоронились.

 

Кроме того, Суздальцев написал следующее: «Так как в настоящее время территория Нового военного кладбища уже застроена, следы захоронений, в том числе и русских воинов, по всей вероятности безвозвратно утрачены». Такой ответ компетентного официального лица не давал мэру Калининграда Александру Ярошуку никаких оснований для дальнейших действий в отношении воинского захоронения защитников Отечества на Московском проспекте.  «ТЕРРИТТОРИЯ ЗАСТРОЕНА… СЛЕДЫ ЗАХОРОНЕНИЙ БЕЗВОЗВРАТНО УТРАЧЕНЫ».

 

Приблизительно в то же время в калининградских СМИ появились ещё несколько публикаций по поводу застройки кладбища на улице Гагарина. Можно выделить публикацию «Многоэтажки на улице Гагарина строят на немецких кладбищах», размещенную на Интернет-портале «Новый Калининград.Ru» 11 июня 2008 года. В ней помимо прочего были приведены слова Вячеслава Нагорнова, представляющего в Калининградской области международную ассоциацию «Военные мемориалы»:

 

«Мы занимаемся воинскими захоронениями, и все застройщики перед началом работ обязаны подписать с нами договор о том, что в случае обнаружения солдатских останков работа стопорится и не возобновляется до тех пор, пока их не вывезут. «Сити-центр», хлебозавод и «БМВ-Центр» на Московском проспекте построены на большом гарнизонном погосте. Мы вывезли оттуда останки и перезахоронили их на военном кладбище на ул. А. Невского. Сейчас на многих гражданских кладбищах Кёнигсберга идет стройка, если город выдал разрешение - строители имеют на это право. Другое дело, что этическая сторона этой проблемы пока не регламентирована. Но ведь всем хочется жить со спокойной совестью, зная, что дом выстроен не на человеческих костях!»[iii]

 

В этой публикации появились некоторые сведения о гарнизонном кладбище на Московском проспекте. Было сообщено, что останки погребенных там воинов были вывезены и перезахоронены на сборном военном кладбище на улице Александра Невского. Таким образом, в 2008 году благодаря этой публикации на портале «Новый Калининград.Ru» и в других СМИ тема воинских захоронений в Кенигсберге, в том числе и захоронения погибших в Первую мировую 263 русских, была надолго закрыта.

 

Я, получив письмо Суздальцева, попытался объяснить Адылову и Панфилову ошибочность их утверждения о русском воинском захоронении по улице Гагарина. Не могу сказать, чтобы был воспринят доброжелательно, но с фактами спорить трудно, и про русское погребение на улице Гагарина Адылов писать перестал. В то же время никаких опровержений своей фальсификации на страницах «Калининградской правды» он также не опубликовал. Просто замял тему и подождал, пока калининградцы забудут про содержание его статей февраля 2008-го года.

 

Ещё я пытался объяснить Адылову с Панфиловым невероятность их версии о погребении в Кенигсберге полковника Отрыганьева. Дело в том, что Отрыганьев умер в госпитале в Гольдапе. Нет никаких оснований предполагать, что после смерти русского полковника повезли зачем-то через всю Восточную Пруссию в Кенигсберг для погребения на местном гарнизонном кладбище. Кроме того, существует прямое свидетельство командира 16-й роты 106-го пехотного Уфимского полка капитана Успенского, который чётко обозначил в своей книге воспоминаний «На войне. Вост. Пруссия – Литва», что Отрыганьев умер в Гольдапе и был похоронен там:

 

«Овладев дер. Серски-Ляс, наш Уфимский полк, не задерживаясь, лично вдохновляемый громкой командой командира полка полковника Отрыганьева: "Уфимцы, вперед!" - двинулся на дер. Махарце. Командир хотел скорее развить успех и на плечах отступающих немцев - ворваться в Махарце. При этом наступлении, на шоссе в самых цепях 9 и 11 рот, полковник Отрыганьев у первого моста на шоссе был ранен шрапнелью в правую ногу с раздроблением колена, от каковой раны скоро и умер в Гольдапском госпитале, уже находясь в плену. Там и похоронен. Вечная ему память!»[iv]


Успенский после германского плена и революции в России остался жить в Литве, поддерживал связи с однополчанами и имел все возможности проверить точное место погребения своего командира полка. Книга была издана в Каунасе в 1932 году, через 17 лет после смерти Отрыганьева. С 1932-го года никто из читателей (в первую очередь – однополчан Отрыганьева и Успенского) не усомнился в месте погребения командира 106-го полка в Гольдапе. Таким образом, свидетельство Успенского можно считать самым достоверным. Кроме того, на фотографии могилы Отрыганьева мы видим именно Гольдапское кладбище. Можно сравнить её с другими фотографиями русских могил на Гольдапском кладбище – сходство очевидно.


Фотография могилы Отрыганьева на ЖЖ Панфилова


Русский участок госпитального кладбища в Гольдапе

Итак, на некоторое время наши краеведы затаились. Но 11 августа 2011 года мне по электронной почте поступило письмо Панфилова следующего содержания: «Отец Георгий, здравствуйте! Могли бы Вы направить в мой адрес копию письма касательно кладбища в Кёнигсберге, полученного от НПЦ? Сейчас подготавливаю письмо в областной архив и хочу приложить вашу информацию. С уважением, Александр Панфилов». В тот же день я отсканировал письмо Суздальцева и приложенные к нему карты и отправил сканы Панфилову. После этого прошло больше года…        

 

13 декабря 2012 года портал «Новый Калининград.Ru» опубликовал задушевное обращение Альберта Адылова к губернатору Калининградской области. В конце его Адылов вспомнил про воинское захоронение ПМВ в Калининграде: «А ведь в городе можно поставить и новый памятник, и уже русским солдатам Первой мировой — на Московском проспекте, там, где были захоронены русские пленные (в том числе известные поимённо), на бывшем Гарнизонном кладбище. Там, правда, нашими — их потомков — стараниями, уже стоят торговый центр «Сити», бензозаправка и развлекательный центр «Олимпик», но место для скромного обелиска ещё, слава Богу, осталось»[i].

 

Многообещающее выражение «поименно известные» уже встречалось в статье 20 февраля 2008 года. За неполные пять лет калининградцы забыли, как Адылов в той статье и в своём оригинальном поздравлении с Днём защитника Отечества утверждал, что русские пленные хоронились на улице Гагарина. Убедившись в этом, к делу подключился и сам Панфилов. 24 июля 2013 года портал «Новый Калининград.Ru» опубликовал статью Оксаны Майтаковой «По следам Первой мировой: крупнейшее воинское захоронение закатали под асфальт»[ii]. В ней сказано: ««Новый Калининград.Ru» в рамках проекта «По следам Первой мировой» выяснил судьбу крупнейшего в области воинского захоронения на перекрёстке Моспроспекта и ул. Дачной в Калининграде. Сегодня территория, на которой были похоронены умершие в госпиталях солдаты и офицеры, застроена автомобильным центром, торговыми площадями и хозпостройками. Здесь нет даже небольшого памятного знака. На Новом военном кладбище Кёнигсберга, которое также называется Первым гарнизонным, хоронили воинов Первой мировой, умерших в лазаретах. По немецким архивным данным, на нём были захоронены 2629 немцев, 263 русских, 5 австрийцев, 2 румына, 2 англичанина, американец, итальянец и француз. Большинство фамилий погребённых в этом месте военнослужащих кайзеровской армии известны благодаря тем же источникам, чего нельзя сказать о русских воинах. Однако историки владеют информацией о том, что именно в этом месте в районе современного Московского проспекта покоится прославленный командир 106-го пехотного Уфимского полка Константин Отрыганьев, который скончался в 1915 году от ран в германском военном госпитале».

 

Далее Оксана Майтакова ссылается на «калининградского исследователя Первой мировой Александра Панфилова», которому удалось пообщаться со знакомым потомков полковника Андреем Тепловым. Панфилов рассказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru»: «Немецкая администрация похоронила полковника с воинскими почестями, сделала фото могилы, которая была украшена цветами, а на обороте нанесла схему, как найти это место на кладбище в Кёнигсберге и отправила семье в Москву». Фотография могилы опубликована на портале, но, как было сказано выше, это скорее всего фотография Гольдапского кладбища. Схему, нанесенную на обороте фотографии, портал не опубликовал.

Русские могилы на кладбище в Гольдапе

 

Возникает вопрос: зачем так упорно настаивать на столь недостоверной версии о погребении полковника Отрыганьева в Кенигсберге? Он, кстати, оказался единственным из тех самых «поименно известных» Альберту Адылову. Других имён русских воинов Адылов так и не назвал, а Отрыганьев на самом деле похоронен в Гольдапе. Но ведь другого героя Русской императорской армии, которого можно было бы «похоронить» на кенигсбергском кладбище, Адылов с Панфиловым назвать вообще не могут. Стало ясно, что Отрыганьев им понадобился в качестве «паровоза». Есть такая предвыборная технология: составляется партийный список кандидатов, в который первыми заносятся наиболее известные и уважаемые лица. После проведения выборов эти «первые лица» заявляют о том, что депутатами они не будут, так как у них и без того есть посты губернаторов, сенаторов и т.п. Поэтому их места занимают следующие по списку, за которых народ мог бы и не проголосовать. Что-то подобное видится и здесь. Полковник Отрыганьев – герой Русской императорской армии. Установка памятника или памятного знака на территории бывшего гарнизонного кладбища на Московском проспекте в том случае, если на нём захоронен Отрыганьев, может получить поддержку и населения, и властей. Но этот памятный знак будет установлен не только в честь Отрыганьева, но и в честь других погребенных там воинов, причем не только русских, но и германских. Когда памятник уже будет стоять, «выяснится», что Отрыганьев на самом деле похоронен в Гольдапе. Можно будет развести руками и сказать: «Простите, ошиблись».

 

Для кого «Новый Калининград.Ru» с Панфиловым использует образ Отрыганьева в качестве «паровоза»? Догадаться несложно. В статье Оксаны Майтаковой, кроме фамилии Отрыганьева, приведена ещё одна фамилия участника Первой мировой войны, погребенного на кенигсбергском кладбище. Это – Вальтер Флекс. Майтакова написала: «Об этом кладбище писал ещё в 1961 году и немецкий исследователь Макс Денен <…> Он посетил это кладбище в последний раз в 1943 году и нашёл на нём захоронение поэта Вальтера Флекса, издателя военной книги «Странник между обоими мирами», который погиб осенью 1917 года на острове Эзель (ныне эстонский Сааремаа), и его прах был перенесён в Кёнигсберг. «Я стал искать его могилу и нашёл, — писал Макс Денен. — Что, интересно, теперь осталось от такого когда-то ухоженного Нового военного кладбища?…»

 

К статье Оксаны Майтаковой приложены две архивные фотографии полковника Отрыганьева и фотография могилы Вальтера Флекса в Кенигсберге. Таким образом, «партийный список» был сформирован. Работа закипела. Об Отрыганьеве и Флексе Панфилов с Адыловым стали говорить и писать везде, где могли. Так, в своём ЖЖ Панфилов 27 августа 2013 года написал: «Стыдоба... Сегодня мои польские друзья – участники фестиваля «Гумбинненское сражение. Август 1914-го» приехали познакомиться с Калининградом. Помимо всего прочего они попросили показать им воинское захоронение ПМВ, где покоится немецкий поэт Вальтер Флекс. Как оказалось один из приятелей занимается его биографией и готовится снимать документальный фильм. Пришлось объяснять товарищу, что, к сожалению, ни могилу, ни кладбище он посмотреть не сможет, потому как они не сохранились. Тем не менее, поляк настоял, и мы отправились на Московский. Уже обходя БМВ-центр, мои гости засыпали вопросами вроде: почему русские уничтожили могилы своих же предков, как такое допустили. Особо мне ответить было нечего. Как оказалось при словосочетании «они не сохранились» поляки ожидали увидеть хотя бы сквер, но никак не скопление торговых центров. Гости нашего города предложили свою помощь в разработке проекта памятного знака для братского кладбища, раз местным властям это не интересно. Также ребята хотят выйти на нашего губернатора с инициативой установки. А в следующем году они приедут к нам снимать фильм, где вместо воинского мемориала будет торговый центр»[i].

 

29 августа он сделал в ЖЖ запись про Отрыганьева, якобы похороненного в Кенигсберге. И приложил фотографию его могилы, явно сделанную на кладбище в Гольдапе[ii]. 7 октября Панфилов поместил в своём ЖЖ фоторепортаж с Московского проспекта об очередном факте вандализма[iii]. В нём упрёки в адрес Цуканова: «Пока Николай Николаевич ищет время, чтобы выехать на Московский проспект, работяги уже несколько недель перекапывают территорию бывшего Нового военного кладбища – крупнейшего воинского захоронения Первой мировой в регионе. Из отвалов земли по краям траншей в некоторых местах торчат кости. Хотя основная часть грунта вместе с человеческими останками вывозится и цинично сваливается в конце улицы Дачной, в дополнение к уже существующей свалке бытового мусора. Костей здесь видно на порядок больше, которые, к тому же, дополнены осколками черепов».

 

Чуть раньше фотографии костей и черепов были помещены в Facebook, и сразу же, 5 октября, получили отзыв Адылова на странице Вконтакте: «И чей это был череп - русского полковника Константина Отрыганьева, умершего от ран в плену в Кёнигсберге в 1915 году, или немецкого поэта Вальтера Флекса, погибшего на Восточном фронте в 1917-м "во время конной рекогносцировки" - мы уже никогда не узнаем. Да это, по-моему, и неважно. Важно то, что треплемся мы об этом захоронении уже полгода (и даже губернатор свою лепту внёс - в трёп) - а всё идёт по-прежнему. Косточки да черепушечки...»[iv] Таким образом, Альберт Алимович стал даже утверждать, что Отрыгаьев умер в Кенигсберге. 6 октября он на своей странице Вконтакте поместил рядышком фотографии Флекса и Отрыганьева.

 

Как мы видим, работа идёт. По поводу личности полковника Отрыганьева всё давно ясно: это герой, достойный памятника на поле боя, где он  проявил мужество, героизм и умение в командовании полком. Он достоин надгробного памятника в месте погребения на русском участке Гольдапского кладбища. Но задавались ли читатели статьи Майтаковой и высказываний в социальных сетях Адылова и Панфилова вопросом о том, кто такой Вальтер Флекс? И почему понадобилась пиар-технология «паровоза» для увековечения этого имени в современном Калининграде?

 

Не буду ничего придумывать от себя. Процитирую литературную энциклопедию, выделив лишь некоторые моменты: «Флекс, Вальтер (Flex; 1887-1917). Немецкий писатель. Получив филологическое образование, защитил докторскую диссертацию на животрепещущую тему "Образ Лжедмитрия в немецкой драматургии". Работал домашним учителем и воспитателем в аристократических поместьях, в т.ч. в доме Бисмарков, еще хранившем следы пребывания в нем "железного канцлера". Это, безусловно, повлияло на тематику и пафос творчества Флекса: он писал новеллы, стихи и драмы на исторические сюжеты, в которых с юношеским максимализмом и типичной для того времени националистической экзальтированностью проповедовал культ личности вождей и приветствовал борцовский настрой молодого поколения немцев. С началом Первой мировой войны Флекс записался добровольцем, дослужился до офицерского звания и в октябре 1917 погиб на Восточном фронте во время конной рекогносцировки. Посмертная слава пришла к Флексу после выхода в свет его автобиографической повести "Странник между двумя мирами" (1917), отразившей военный опыт автора. Главный герой книги, Эрнст Вурхе, представлен восторженным идеалистом, мечтающим принести себя в жертву на благо великой германской нации. Аналогичный пафос присутствует и в стихотворении "Дикие гуси летят в темноту". Творчество Флекса использовалось нацистами в целях пропаганды идеологии Третьего рейха среди молодежи. Другие произведения: сборник новелл "Двенадцать Бисмарков" (1913); сборники стихов "Народ, закованный в железо" (1914), "Солнце и щит" (1915) и "В поле между ночью и днем" (1917); документальные книги "Клаус фон Бисмарк" (1913) и "Русское весеннее наступление 1916 года" (1919)»[v].

 

Что к этому прибавить про посмертную славу поэта? Вальтер Флекс стал кумиром нацистов. Его произведения использовались для воспитания германской молодёжи в нацистском духе и в гитлеровской Германии издавались массово. У каждого третьего немца на книжной полке стоял «Странник между двумя мирами». Сборники стихов Флекса выдавались каждому германскому солдату вместе с обмундированием и пайком. Останки самого Флекса, похороненного на эстонском острове Сааремаа, в 1940 году эксгумировали и перезахоронили в Кенигсберге. Новая могила поэта стала местом паломничества молодых нацистов.

 

Ну и чего добиваются эти калининградские краеведы? С помощью губернатора через возглавляемый им Совет по увековечению памяти погибших при защите Отечества установят они памятник на Московском проспекте в честь захороненных там полковника Отрыганьева (якобы), Вальтера Флекса и иных, чьи фамилии им оказались не важны. Потом выяснится, что Отрыганьев на самом деле погребен в Гольдапе. И останется на Московском проспекте памятник с единственной достоверной фамилией «Флекс» в качестве объекта поклонения для сочувствующих нацизму. Чудны плоды трудов куратора  из «Эха Москвы»!

 

P.S. К статье Оксаны Майтаковой «По следам Первой мировой: крупнейшее воинское захоронение закатали под асфальт» приложена чёрно-белая архивная фотография могилы Вальтера Флекса в Кенигсберге. Предлагаю читателям современную цветную фотографию надгробного памятника… того же Вальтера Флекса. Калининградским краеведам и исследователям Первой мировой войны – вопрос: что это и где это? И стоит ли дальше городить огород?

 

Протоиерей Георгий Бирюков специально для Эксклав

 

 


[1]              А. Адылов: «Пару недель потерпим», «Калининградская правда», 20 февраля 2008 г.

[1]              А. Адылов: «На братских могила не стало крестов. К 23 февраля воинские захоронения Первой мировой войны в нашем городе выглядят далеко не лучшим образом», «Калининградская правда», 21 февраля 2008 г.

[1]           http://www.newkaliningrad.ru/news/others/k440592.html

[1]              http://www.grwar.ru/library/Uspensky-war/UW_11.html

[1]              http://www.newkaliningrad.ru/articles/opinion/1792853.html

[1]              http://www.newkaliningrad.ru/news/community/k2235853.html#pic1872261

[1]              http://erbeforscher.livejournal.com/39863.html

[1]              http://erbeforscher.livejournal.com/40011.html

[1]              http://erbeforscher.livejournal.com/40011.html

[1]              http://vk.com/id15814981

[1]              http://www.clubook.ru/encyclopaedia/fleks_valter/?id=35401


 

About author

Email Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Темы

О проекте

Избранные ссылки

Обартная связь

Напишите нам
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…