Советские рабы в Восточной Пруссии

Почти пять миллионов гражданских лиц были угнаны в Германию в годы Второй мировой войны. Такие данные приводятся в документах Нюрнбергского трибунала.  Это те, о ком имелись данные. По мнению современных исследователей, эта цифра могла составлять от 8 до 10 млн человек. Сегодня в «Специальном репортаже» на радио «Русский край» мы расскажем о забытой трагедии советских остарбайтеров, угнанных в рабство в Восточную Пруссию и другие районы Германии.

В годы Второй мировой войны рабский труд вовсю использовался нацистами для укрепления германской экономики. Немецкое общество спокойно отнеслось к идее своего расового превосходства над людьми «второго сорта» или «недочеловеками». Работорговля легко вписалась в капиталистические отношения. В основном на принудительный труд угоняли людей из оккупированных районов стран Восточной Европы. Их называли остарбайтерами. В переводе с немецкого - «восточные работники».

Согласно архивным данным, массовая отправка людей началась весной 1942 года. Адольф Гитлер поручил обеспечить рабочей силой Третий рейх генеральному уполномоченному по использованию рабочей силы Эрнсту Фридриху Кристофу «Фрицу» Заукелю (он был казнен в 1946 году по приговору Нюрнбергского трибунала). Заукель представил фюреру «Программу по трудоиспользованию». Согласно ней на оккупированных территориях подлежали «вербовке» мужчины и женщины в возрасте от 17 до 35 лет. Однако, как выяснится позже, в реальности на территорию Германии вывозились в большом количестве дети и подростки. Программа  так называемой «вербовки» была масштабной: за год Третий рейх должен был быть обеспечен более чем 1 млн 600 остарбайтеров. Гитлер программу утвердил, а Заукель  поставленный план перевыполнил — в первый год на работы угнали более  1 млн 800 человек.

Поначалу речь шла о вербовке. Плакаты в оккупированных немцами городах и селах красочно рассказывали о сытой и счастливой жизни в Германии, приглашали прийти на пункт сбора и получить «билет до Германии». Но на советских землях добровольцев практически не было. За время, проведенное под оккупацией, местные жители увидели достаточно, чтобы понять: ничего хорошего от нацистов ожидать не следует. Когда Заукель понял, что на добровольной основе у него не получится обеспечить рейх рабочей силой — людей начали хватать прямо на улице. «Из шести миллионов иностранных рабочих, которые прибыли в Германию, даже двести тысяч не прибыли добровольно», — признается впоследствии Заукель.

По оккупированным городам и селам спускали специальные квоты на вывоз людей в Третий рейх. На основании требований программы местные коллаборационистские власти составляли списки. Начались массовые облавы на людей. Разворачивались целые трагедии, ломались человеческие судьбы.

Самому жестокому преследованию подвергались граждане, заподозренные в помощи партизанам. Среди белого дня у матерей отбирали детей. Иногда угоняли целыми семьями, разделяя родных по разным углам Германии. Воспоминания дошли до нас обрывками. Однако те исследования, которые проводились, позволяют составить представления о процессе так называемой «вербовки».

«Наши же русские полицаи ходили по домам и всех забирали… Мама вышла куда-то и оставила братика. Пришли полицаи, спрашивают: "Где мать?" Я говорю, что мамы нет дома. Тут братик начал кричать. Я говорю им: "Вы меня не берите сейчас, мама скоро должна прийти". А они говорят: "Нам некогда"… И меня взяли», - фрагмент из воспоминаний шестнадцатилетней девушки, опубликованный  в  книге «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах».

Еще в 1942 году Гитлер отдал приказ привести на принудительные работы в Германию от 400 до 500 тысяч советских женщин. Они должны были освободить немок от домашнего хозяйства.  Российский историк Александр Дюков в своей книге   «За что сражались советские люди» рассказывает, что немцы на оккупированных территориях отбирали рабынь — красивых девушек. Их отправляли на запад работать в бордели. Весной 1943 года жительницы Орла в возрасте от 16 до 26 лет, узнав об «охоте на русских красавиц», всеми силами пытались избежать немецкого рабства.  «Девушки, для того чтобы не уехать в Германию умышленно заражались кожными заболеваниями (чесотка, экзема). Дело даже доходило до того, что некоторые умышленно обваривали себе руки кипятком, а некоторые, которым всё это не помогало, - кончали жизнь самоубийством (зафиксировано несколько таких случаев)», пишет Дюков.

Подростков, детей и молодых женщин грузили в вагоны. Везли как скот, а в Рейхе их превращали в рабов.

На пункте прибытия в Германии советских граждан отправляли на биржу труда. Они были устроены как самые натуральные невольничьи рынки. В воспоминаниях «остовцев» момент перехода в немецкое рабство сохранился на всю жизнь. Людям смотрели в зубы, щупали мускулы, фотографировали с порядковым номером на одежде. Затем людей отбирали как скот на ярмарке. Из воспоминаний одного из остарбайтеров, опубликованных в книге «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах»:

«Один за другим к нашему строю подходили респектабельные господа. Присматривались, отбирая самых крепких, сильных. Ощупывали мускулы, деловито заглядывали в рот, о чём-то переговаривались, ничуть не считаясь с нашими чувствами. Я был маленького роста, хилый и остался среди десятка таких же нераспроданных заморышей. Но вот высокий покупатель в потёртой куртке презрительно оглядел нас, что-то сказал себе под нос и пошёл в контору платить деньги. За всех оптом».

По данным Книги Памяти Калининградской области, на территории бывшей Восточной Пруссии с сентября 1939 года по май 1945 года насчитывалось более 50 трудовых лагерей и лагерей для военнопленных.  17 находились в Кенигсберге. В них томились сотни тысяч советских военнопленных и угнанных на принудительные работы гражданских лиц.  Трудовой лагерь «Palmnicken» находился на территории современного поселка Янтарный Калининградской области, был рассчитан на 7 тысяч человек. Трудовой лагерь «Friedrichsdorf-II» располагался в поселке Осиновка (численность трудовых невольников — неизвестна), трудовой лагерь «Wasselburg» в поселке Гастеллово ( численность трудовых невольников — неизвестна).

На Кенигсбергской бирже труда во время войны было зарегистрировано около 69 тысяч рабочих, более 11,5 тысяч из них были вывезены с оккупированных территорий Советского Союза.  Большая часть, согласно архивным данным, жила за колючей проволокой.

Немцы были заинтересованы прежде всего в рабочей силе, поэтому первыми отбирались молодые, сильные и здоровые. Женщины, дети и старики могли надолго задержаться в пересыльном лагере, в ожидании тех, кто захочет прибрать их к рукам. Из пяти тысяч человек, свезенных в город Алленштейн в Восточной Пруссии, семью 12-летней девочки из Лесного поселка Псковской области забрали практически последней, вот что вспоминает Елена Прокофьевна:

«И вот стали развозить кого куда – а нас никто не берёт. Мама, нас две девочки и два старика – мы никому не нужны. Оказывается, это продажа была, продавали в рабство. В работники. А в нас-то рабочей силы нету, и нас никто не берёт».

Остарбайтеры могли попасть в большой трудовой лагерь, который работал на немецкий завод или фабрику. Молодых юношей «брали оптом» для крупных немецких компаний — Siemens, Opel и других. Это означало лагерный режим, карцер в случае любой провинности, изнурительный труд от свистка до свистка и барачный быт. Кого-то распределяли к сельским фермерам. В основном на хутора отбирали  стариков, женщин и детей. Их ждала работа в доме, на кухне или в поле.

Порка, издевательства — хорошего отношения советским остарбайтерам ждать не приходилось, хотя надо сказать, что не все немцы были извергами. Большую роль играл человеческий фактор: одним везло и их подкармливали, к другим относились как к скоту — селили в хлеву, били, издевались и кормили отходами. Смертность остарбайтеров была очень высокой. Их можно было безнаказанно убивать. Одни умирали от  истощения и голода, других расстреливали при попытке бегства, третьи  накладывали на себя руки, не выдержав издевательств со стороны «хозяев».

Ночью 6 марта 1944 года пятилетнего Гену Чеведаева из Витебска привезли на железнодорожную станцию, где немцы начали фильтрацию. Больных и стариков усаживали в один эшелон, трудоспособное население и детей — в другой. Эшелоны набивали битком и отправляли на Запад. Ближайшая остановка — неподалеку от Гданьска, вспоминал Геннадий Степанович Чеведаев:

«Мы остановились в Польше, в лагере недалеко от Гданьска. При входе туда было написано что-то вроде: «Труд облагораживает человека» […]. 10 дней у нас был карантин. Жили мы в палатках. После очень тщательной проверки и очередной фильтрации народа снова была погрузка. Нас повезли в эшелоне на Юго-Запад Германии. Попала наша семья в деревню Банфа близ Ласфара. Приехали туда немцы, которые заранее подавали заявку, и разобрали людей. Нашу семью в этой деревне распределили по трем хозяевам: меня оставили с мамой и отправили к одному, вторую сестру со старшей к другому, а третью сестру отправили к еще одному».

Не легче было тем, кого забирали в прислугу. В основном это были молодые женщины, преимущественно блондинки. Они работали в многодетных бюргерских семьях — у чиновников, адвокатов, банковских клерков или врачей. Домашним работницам также напоминали, что они второго сорта. Одна бывшая служанка в семье немецкого врача вспоминала, как хозяйка называла ее «русской собакой» и постоянное ей напоминала, что в одиннадцати километрах от их дома находится концлагерь Дахау. Другая девушка из СССР, дочь писателя и учительницы, рассказывала, как она поначалу обрадовалась, когда в доме, куда ее распределили, обнаружила библиотеку с русской классикой и портретом Льва Толстого. Но когда жена хозяина ударила ее за слишком толсто срезанную с картошки кожуру, девушка быстро поняла, что эти немецкие поклонники русской литературы тоже считают её человеком второго сорта.

На работы в Германию угоняли не только с территорий Советского союза. В Третьем рейхе работали французы, бельгийцы, поляки, чехи и другие. Судя по рассказам остарбайтеров, всегда отличалось от остальных положение пленных французов. На сельхозпроизводстве в Восточной Пруссии французы и жили, и питались отдельно от других пленных. Рассказывает Елена Прокофьевна: «Французы жили при заводе, и кормили их отдельно, они на нашей кухне не кушали, французы кушали там, с паном». На немецкой фабрике работали военнопленные французы, которые каждый месяц получали посылки из Красного Креста. Но условия существования для рабов из Советского союза существенно отличались от европейских рабочих.

Угнанных в Восточную Пруссию на принудительные работы похоронено на Калининградской земле много. Однако точное число «немецких рабов», находившихся здесь в годы войны, умерших или выживших — до сих пор неизвестно.

Людмила Голикова была вывезена в Кенигсберг из Ярославля. Вот что вспоминала  она годы спустя.

«Нас привезли в Кёнигсберг, на нынешний вокзал. Все немки такие нарядные ходят, в горжетках, а мы... Сидим (нас человек двадцать), плачем. Страшно... Потом нас повели в арбайтсамт, где-то в центре города он размещался. Выдали прямоугольные нашивки голубого цвета, белым было написано “Ost”. Вскоре меня вызвали, показали хозяйке...»,

А вот воспоминания Юрия Хоржемпы, которые приводятся в книге «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев». Он оказался в числе тех, кого в 1942 году вывезли из Советского союза в Кенигсберг на принудительные работы.

«С биржи меня забрал к себе на работу гросбауер Пауль фон Тидеманн, который жил в пригороде Кенигсберга. Там уже работал поляк Зенон Млынский из Вильнюса. Он был старше меня примерно на четыре года. Из-за невыносимых условий жизни, постоянных издевательств хозяина, я и Зенон решились на побег. Для побега уже всё было готово, но нас выдал провокатор - агент гестапо. Нас арестовали и посадили в равелин - старый форт недалеко от главного вокзала. Кушать ничего не давали, иногда водили в какие-то казармы, где мы доставали куски хлеба и другие объедки из мусорных контейнеров. Потом в спецвагоне отвезли в концлагерь «Хоенбрух», нас поместили в разные блоки, и больше я его уже не видел и не встречался с ним», - делился воспоминаниями Юрий Хоржемпа.

Над точным числом советских граждан, угнанных на принудительные работы в Рейх, историки спорят до сих пор. Однако известно точно, что вернуться удалось не всем. Когда немецкое командование поняло неизбежность наступления Красной армии на Восточную Пруссию, нацисты начали «акцию ликвидации». Были уничтожены  и многие документы, и анкеты узников.

Сегодня об остарбайтерах из советских республик и их участи в Калининградской области предпочитают молчать. Исследования не проводятся, а обрывки воспоминаний, сохранившиеся в трудах местных историков-краеведов, рассказывают о счастливых днях, проведенных в рабстве Восточной Пруссии, и о зверствах солдат и офицеров Красной армии, взявших штурмом Кенигсберг.  Но за отдельными судьбами немецких рабов — трагедия миллионов советских граждан. Они не воевали с оружием в руках,  у них была другая война. Война за жизнь с коричневой чумой и смертью. И шла она здесь, на земле, на которой мы - калининградцы сегодня живем.

И очень печально, что до сих пор в Калининграде нет памятника женщинам и детям, угнанным в немецкое рабство в Кенигсберг.

 

Радио «Русский край»

Программа «Специальный репортаж»

Екатерина Тихомирова

Last modified on Среда, 17 апреля 2019 19:13

Admin

Email Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Авторское право

  Данный сайт не предназначен для просмотра лицам младше 12 лет.

Любое использование материалов exclav.ru разрешено только с предварительного согласия редакции ресурса.

© 2008-2018 «Эксклав.ru».

О проекте

Региональный новостной интернет-портал Эксклав.ru существует с 2008 года. Разрабатывается для донесения достоверной информации и новостей для жителей Калининграда и области. На портале также существуют авторские рубрики на общественно-политическую тематику.

Контактная информация

Телефон: 8 (401) 299-40-70

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Отдел новостей: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вконтакте

Facebook

Мы на Яндекс.Дзен

 

Подписка

Подпишитесь на рассылку
Top
Яндекс.Метрика
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…